Эрагон. Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Другая территория » Перевалочный пункт. Реки и озера.


Перевалочный пункт. Реки и озера.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s1.uploads.ru/i/jHnTP.png

Различные реки и озера, вдоль которых путешествуют путники.

0

2

http://s019.radikal.ru/i637/1204/53/a1258f586f50.jpg

Восточный берег реки Рамр, примерно в дне езды от Илирии.

---> Лес

Лошади нуждались в отдыхе, да и сами спутники были утомлены долгой поездкой.
- Остановимся здесь, - предложила колдунья и спешившись, сняла поклажу с коней, которые тут же устремились к воде.
От долгого сидения в седле женщина не чувствовала ни рук ни ног и теперь наконец могла размяться. С наслаждением потянувшись и вдохнув полной грудью, она восстановила свое душевное равновесие и осмотрелась. Солнце уже клонилось к закату и золотило кусты, растущие у реки. Не имея никакого желания рыскать в темноте в поисках хвороста, травница решила заняться этим именно сейчас. К тому же желудок урчал от голода, как разгневанный дракон.

"Я займусь костром, а ты поймай пока нам что-нибудь на ужин", - попросила Анжела юношу и принялась собирать сухие ветки неподалеку от места их стоянки.

Птицы крайне взбудоражено щебетали в ветвях, наверняка обсуждая наших путников, а река переливалась в вечернем свете, маня своей свежестью.
"А искупаться и правда было бы весьма и весьма неплохо", - решила колдунья, глядя на водную гладь.

Закончив с костром, и дождавшись своего спутника, травница приготовила ароматный ужин, приправив его одной из своих трав. Тишину трапезы нарушал только мерный стрекот кузнечиков в траве, да фырканье лошадей. Ветер шелестел травой, а птицы, что так яро чирикали недавно, разлетелись. Анжела поставила пустую миску на землю и легла на спину, раскинув руки и жмурясь от удовольствия. Ничто не радовало ее так, как ожидание чего-то нового, а такие мирные вечера в пути дарили ей успокоение. Полежав так еще пару минут, женщина встала и захватив с собой сменную одежду и мыло - направилась к реке. Скрывшись за прибрежными кустами она разделась и поеживаясь, вошла в воду. В небесах уже появились звезды и отражаясь, они покачивались на легких волнах. Ступая по песчаному дну, Анжела заходила все дальше, пока вода не закрыла ее плечи. К ночи река успела уже немного остыть и мурашки то и дело пробегали по ее коже. Немного постояв, колдунья окунулась с головой, и с шумом вынырнув через несколько мгновений - поплыла к противоположному берегу. Вернувшись обратно, она совершенно согрелась и, взяв с берега мыло, принялась пенить свои густые кудрявые волосы, тихо напевая:

"Земля и трава заменяли перину,
Дарили леса пропитанье и тень...
Теперь поведет путь дорогой былинной
Туда, где над миром не властвует день."

Отредактировано Анжела (2012-04-20 17:17:53)

0

3

---> Лес

Путники, наконец, перевели лошадей на шаг, присматривая удобное для привала место. Песок и редкие камушки похрустывали под конскими копытами, неподалёку слышался плеск воды, ну и, изредка - негодующее урчание желудка травницы. Сол уныло ковырял ногтем в зубах, когда Анжела скомандовала:

- остановимся здесь.

Здесь так здесь. Парню было всё-равно где, лишь бы побыстрее. Он с мученической миной спустился, наконец, с коня и какое-то время ещё так и стоял, потирая затёкшую поясницу. Песок ещё не успел сколько-нибудь остыть после жаркого дня и жёг ступни юноши. Закатав штаны до колен, он тут же резво устремился к воде и, ощутив ногами тонизирующую прохладу, даже позволил себе слегка улыбнуться и закрыть глаза от удовольствия. Но момент блаженства и торжества был безбожно прерван, как всегда, его обожаемой колдуньей. Ну а кем ещё? Не пробегающей же мимо песчанкой.

"Я займусь костром, а ты поймай пока нам что-нибудь на ужин"

Солембум сразу преобрел свой прежний хмурый вид и даже несколько поник. Проворчав что-то про "охоту", "неправильных лошадей" и "не лучшую форму" он всё же не стал спорить - лишь тяжко вздохнул и окинул взглядом раскинувшуюся вокруг них местность.

"И кого я буду ловить в этой степи? Ящериц? Тушканчиков? Наловлю столь обожаемых тобою жаб и улиток, вот и жуй.."

А травница, тем временем, уже принялась собирать топливо для костра. Оборотень с неприязнью взглянул на солнце, которое было теперь ярко-алым, и стянул с себя рубаху, после долгого путешествия приобретшую уже весьма потрёпанный вид, бросив её, не глядя, около сумок.
Он видел здесь овсянок, а значит можно было бы порыскать по кустам и поискать их гнезда. Вдруг повезёт, и в одном из них обнаружатся яйца. Для начала это было бы совсем не плохо. Перед тем как ему, наконец, свезло, парень успел обшарить уже большую часть прибрежных кустарников, а перед этим разбил парочку уже найденных яйц, неудачно подскользнувшись на скользкой жабе. Которая врочем, осталась цела и грузно упрыгала под соседний куст. Но рассерженный оборотень сдаваться тоже не собирался и решил поймать мерзкое создание хотя бы из мести и, может быть, Анжела сварит потом из неё какое-нибудь очередное вонючее зелье. Хищно улыбнувшись и продемонстрировав белые клыки, Солембум полез под тот куст, где только что скрылось наглое земноводное. Тот оказался с колючками и бедняга расцарапал себе правую щеку и плечо, но отступать был не намерен. Ну а вот и она: сидит прямо перед ним, нагло пялится и хоть бы что. Такое отношение ещё больше возмутило гордого охотника и он сердито посмотрел на жабу, вложив в этот взгляд весь свой запас негодования и свирепости, на который только был способен. Жабе, похоже, это было до фени. А когда парень попытался дотянуться до неё рукой, та, словно выйдя из глубокой задумчивости, резко надулась, поймала языком какое-то невидимое насекомое и прыгнуло, скрывшись в углублении.
В итоге, кот вернулся к ужину хоть и не с путыми руками, но злой, исцарапанный и крайне уязвлённый. Бухнувшись у костра напротив Анжелы, он поджал губы и, скрестив руки на груди, обиженно молчал на протяжении всей трапезы, всем своим видом демонстрируя, что не собирается ничего объяснять.
Есть ему, впрочем, уже почти перехотелось, но зато он неплохо приложился к бурдюку с водой, почти его опустошив. Спутница его, тем временем валялась на травке и, похоже, думала о чем-то приятном. Выковыривая из под ногтей землю, Солембум слушал как Анжела встала, пошуршала сумками и направилась в сторону реки. Он кинул в её сторону заинтересованный взгляд и проследил за траекторией движения. Судя по всему, травница решила воспользоваться удачным стечением обстоятельств и искупаться.

Тут же вспонив, что и сам хотел это сделать, причем с самого начала, парень мгновенно приободрился. Скорёхонько достигнув кромки воды, он осторожно макнул в неё большой палец ноги, оценивая температуру. Он вдруг вспомнил, как несколько лет назад Анжела затащила его с собой в реку, в шутку. После чего тот, просохнув, выглядел как наземное грозовое облако, и если бы не хвост, трудно было бы понять, где у этого облака тыльная сторона. Обида была до сих пор жива и оборотень мстительно взглянул на те кусты, за которыми скрылась травница. От столь болезненного и унизительного воспоминания он даже сжал кулаки и стиснул зубы. Злопамятный котяра уже давненько подумывал об ответной мести, но подходяший случай всё никак не представлялся, или же Солембум просто вконец обмяк, придумывая для себя каждый раз отговорки.
Он, наконец, вошел по пояс и окунулся в прохладную воду с головой. Ему стало, отчего-то, немного не по себе.

"А если на этом осеннем балу всё же не случится ничего особенного. Что если мы изначально напрасно держим туда путь. Это маловероятно, но и такой исход стоит учесть. Едва ли Анжела решит возвратиться обратно к эльфам."

Впрочем, чутьё подсказывало коту, что это не так. Ведь они никогда не ошибались, выбирая маршрут.
Он просто слишком много общается с травницей, которая так часто бывает подвержена сомнениям. Ещё немного поплавав, парень выбрался на берег и уселся, ссутулившись, на длинную сухую корягу, около костра. Подбросив туда ещё топлива, он стал ждать свою спутницу, следя взглядом за стороной, где она, теоретически, находилась. Капли воды падали с волос на худые плечи юноши, в воздухе заметно похолодало, но он так хорошо устроился, что решил не вставать сейчас и не искать пока что-нибудь из сменной одежды. Лучше уж попросить об этом Анжелу, когда та вернётся, тем более, что только она, возможно, и сможет найти Что-то в этих сумках.
Где-то неподалёку трещал сверчок, а на поляне уже стали видны светлячки, которых постепенно становилось всё больше. И тут, боковым зрением, оборотень вдруг уловил движение какого-то особенно крупного жука, который плавно двигался в его сторону. Несколько испугавшись возможности быть ужаленым столь крупным насекомым он среагировал мгновенно: развернувшись и готовясь, при необходимости, сразиться с ночным покушителем. Однако увиденное застало его врасплох: то был небольшой двухмачтовый кораблик, который подлетел прямо к нему и остановился на уровне глаз, продолжая как бы слегка покачиваться на волнах. Несколько мгновений они словно рассматривали друг друга, а потом малыш подпрыгнул и плавно поплыл дальше, вскоре исчезнув в темноте. Солембум знал природу этого явления, но сталкивался с таким впервые и был... удивлён. И тогда, немного поразмыслив, счел это знаком того, что они на верном пути.

"Думаю, Анжела решила бы также. Стоит ли ей говорить?"

Один светлячок уселся возле парня и замер, лишь только испускаемый им огонёк еле заметно мерцал. Засмотревшись на мягкое зелёное свечение и погрузившись в мысли, юноша даже не сразу заметил бодрые шаги травницы. И выглядел даже озадаченно, обнаружив её в каком-то десятке футов от себя, весело возвращающуюся, с мокрыми волосами и в чистой одежде.

Отредактировано Солембум (2012-04-20 14:46:06)

0

4

Аккуратно развесив выстиранную одежду перед костром, женщина вытерла мокрые руки о юбку и посмотрела на Солембума, который хмуро разглядывал  угольки в костре. Анжела только сейчас заметила ссадины на его щеке и плече. Всплеснув руками и что-то ворча, она устремилась к сумкам и извлекла из одной из них небольшую деревянную коробочку, заодно и захватив сменную одежду для явно продрогшего юноши.
Она накинула ему на голову полотенце и, посмеиваясь, принялась осторожно вытирать волосы, чтобы ненароком не задеть свежие царапины.

- А ну-ка тихо! – весело скомандовала она протестующему оборотню. - А то такое гнездо выйдет, что вовек не расчешу, - заметила травница, в очередной раз усаживая его на место.

Наконец полотенце было торжественно снято, и перед ней предстал крайне возмущенный, а так же не менее смущенный и всклокоченный спутник. Прыснув в ладошку и умилившись про себя, травница откашлялась, сделала серьезное выражение лица и присев рядом, открыла деревянную коробочку, в которой оказалась густая, лавандового цвета мазь.

- Не вертись.. Да постой ты! … Что значит «обойдусь без твоих мазюлек»? …  А ну-ка иди сюда, я еще не все успела намазать!
Устремившись следом за увернувшимся от ее рук юношей, Анжела зацепилась юбкой за совсем некстати торчащий острый сучок и с треском провала подол. Вспыхнув, она с силой захлопнула коробочку с мазью.
- Ну и стирай тогда сам свою одежду, раз ты такой самостоятельный, да не нуждающийся в помощи! – в сердцах выпалила колдунья, поджав губы.

Ей хотелось уделять Солембуму больше заботы, в которой он, как уже началось казаться травнице, совершенно не нуждался. Она чувствовала себя глупо, и это раздражало ее еще больше.
Запихав, куда попало, ни в чем не повинную мазь, она принялась так и эдак соединять края дыры, но как ни крути – выходило плохо. Махнув рукой на это безнадежное предприятие, она оторвала волочившийся по земле подол, укоротив тем самым юбку чуть ли не до самых колен. Хмурясь, женщина бросила в огонь испорченный кусок ткани.
«Барзул! И как я в этом буду ходить? У меня же нет никаких кружев, чтобы привести сие убожество в нормальный вид», - размышляла Анжела, косясь на то и дело выглядывающие из-под юбки колени.
Укрывшись своим дорожным плащом, она устроилась неподалеку от костра на ночлег, развернувшись спиной к оборотню. Колдунья бросила неподалеку и плащ Солембума (Ну не замерзать же ему, в самом деле. К тому же последнее, что ей хотелось бы делать в скором времени – это лечить самоуверенного кота-оборотня от простуды). Поерзав немного, травница нашла, наконец, более-менее удобное положение и крепко уснула до самого утра.

Солнце уже занялось вовсю и щедро озаряло своими лучами окрестности, когда женщина, зевая и потягиваясь, села на земле. Ее волосы, и так густые от природы, теперь и вовсе облаком обрамляли лицо колдуньи. То тут, то там из ее шевелюры торчали травинки и мелкие палочки. Дойдя до берега, Анжела умылась, наполнила бурдюки водой и вытряхнула из волос все лишнее, что смогла обнаружить. По большому счету, даже если там и осталась пара-тройка веточек, это ее не особо и волновало. Переодев порванную юбку, травница растолкала своего мирно спящего спутника и, собрав свою нехитрую поклажу, они продолжили путь, который уже близился к концу.

---> Илирия. Бывший Урубаен

0

5

"...что это она задумала?" - спросил себя оборотень, настороженно наблюдая за тем, как Анжела роется в сумке, озабоченно на него поглядывая. Он даже побеспокоился, не пойти ли прогуляться, просто так, на всякий случай, но травница уже подскочила к нему и, даже не спросив разрешения, принялась хозяйничать над его мокрыми волосами.
От неожиданности Солембум взрогнул и оскалился, мгновенно вскакивая с места. Точнее, попытавшись: травница даже не позволила ему встать, тут же надавив на плечи и усадив обратно.
- Ты что вытворяешь? А ну отвяжись от меня!
Он попытался сказать это как можно яростнее, чтобы впредь было неповадно, но получилось почти обиженно, словно колдунья отобрала у него последнюю рыбину и теперь дразнит. Парень разозлился сам на себя и, отшвырнув подальше её руки, предпринял ещё одну попытку удрать.
- А ну-ка тихо! А то такое гнездо выйдет, что вовек не расчешу.
После чего он был в очередной раз возвращен на место. От бурлящего внутри негодования у парня даже дыхание перехватило, он стиснул дрожащие кулаки и поджал губы.
"Чего она со мной нянчится? Словно я котёнок какой.." Юноша почувствовал, как у него горят кончики ушей и совершенно твёрдо решил не разговаривать с травницей весь остаток вечера.

Наконец акт унижения был завершен и колдунья оценивающе осмотрела предмет своих стараний. Похоже, зрелище собой он представлял сейчас то ещё: рассерженный, смущенный и лохматый как пёс.
"Она ещё и смеётся!" Он ещё сильнее сжал дрожащие губы и адресовал ей испепеляющий взгляд, готовясь выдать обличающую тираду, но ведьма вдруг опустилась рядом с ним, держа в руках маленькую подозрительную коробочку.
Парня это озадачило и он растерялся, сразу забыв, что намеревался сказать. Он с интересом пронаблюдал как та открыла коробочку, в которой, как оказалось, хранилась одна из её мазей. Тут до него внезапно дошел смысл её действий, а вслед за этим пришли отчаяние и ужас.
"Ну уж нет, только этого не хватало!"
Солембум тут же рванул, неважно куда - лишь бы подальше, но буквально сразу был цепко схвачен за руку и притянут обратно. Не успев как следует разочароваться, он тут же зажмурился, почувствовав на щеке неприятный холодок. Мало того, что мазь имела совершенно неаппетитный вид, так ещё и источала ужасный резкий запах, нещадно бивший по острому обонянию оборотня. От него у бедняги даже заслезились глаза и он почувствовал себя совершенно несчастным.
- Что это за гадость? Убить меня вздумала? Парень попытался вытереть с щеки вонючую мазь, но тут же получил по рукам.
- Сама мажся своими мазульками, мне-то они на что. Всего-то пара царапин!
Увидев, как травница тянется к нему с очередной порцией мази, Солембум ужаснулся и, вывернувшись наконец из её хватки, пустился прочь, опасаясь, что та его снова схватит и тогда уж не отпустит, пока не обмажет с головы до ног.
- А ну-ка иди сюда, я еще не все успела намазать!
"Ну уж нет, не дождёшься" Парень шустро удрал от Анжелы на безопасное растояние и только потом позволил себе, наконец, оглянуться.
Колдунья, как оказалось, уже не преследовала своего "пациента", а с довольно удрученным видом рассматривала откуда-то взявшуюся на юбке дыру.
"И когда она только всё успевает?" - с недоумением подумал юноша, не совсем понимая, что происходит.
- Ну и стирай тогда сам свою одежду, раз ты такой самостоятельный, да не нуждающийся в помощи!
Оборотень нахмурил брови.
"А одежда-то здесь причем..?" Он скрестил руки на груди, но к травнице по-прежнему пока подходить не решался, несмотря даже на то, что та закрыла мазь и теперь была занята своей юбкой. Ему было несколько неловко в сложившейся ситуации, но он решил, что та виновата сама, и нечего теперь бурчать - получила по заслугам.
Женщина же, немного поразмыслив, парой резких движений укоротила себе юбку аж до колен, чем немало шокировала Солембума. Он поспешно отвернулся и прошагал к костру, глядя исключительно себе под ноги.
Похоже, пытаться его лечить она больше не собиралась, а значит можно подойти на обычное расстояние и наконец-то вздремнуть. Колдунья, крайне расстроенная, бросила ему его плащ и молча улеглась, отвернувшись.
"Обижена, похоже." Парень ещё некоторое время сидел, согнув ноги в коленях и время от времени косился на Анжелу, которая либо спала, либо просто делала вид.
"Может, сказать, что старая юбка всё равно была никуда не годной?" - вдруг воодушевленно подумал юноша. "Что за бред, она меня тогда точно отравит. Хм, а может, сказать, что и так сойдёт? Ну, "и так неплохо". Или "хорошо"? Да как же, едва ли это сработает."
Он ещё некоторое время сидел так, напряженно соображая, что бы ляпнуть такого, но потом понял, что травница уже спит и решил, что всё равно ничего не понимает в моде и будет выглядеть глупо, если вдруг начнёт её утешать.
Солембум поскрёб затылок, закутался в плащ и улегся, по привычке экономно скомпоновавшись. Впрочем, как ему показалось, его практически сразу разбудила Анжела. Видимо, он так устал за день, что уснул практически мгновенно. В Эллесмере он мог спать по полдня, а тут едва высыпался. Наконец-то этот путь подходил к концу, до Илирии оставалось всего-ничего.
---> Илирия. Бывший Урубаен.

Отредактировано Солембум (2012-04-21 18:01:29)

0

6

--- Эллесмера. Тронный зал

Западный берег реки Рамр, примерно посередине между Булбриджем и Илирией.

Первый раз! Первый раз выбраться из леса! Первый раз в жизни ощутить под ногами не мягкую траву, а песок, землю, дорогу. Первый раз вдохнуть не запах душистых листьев и трав, а дорожную пыль и степной воздух. Первый раз увидеть вокруг себя не гигантские широкие деревья, а открытые просторы, реку! Первый раз услышать не заливистое пение соловьёв, а громкий крик летящих в небе птиц. Первый раз бежать, спешить, на всех парах вперёд, в неизвестность, руководствуясь лишь внутренним компасом и знанием карты.
Вейлина неслась через пустыню Хадарак почти весь день и только теперь решила отдохнуть. не так трудно было скрыться и улизнуть из Эллесмеры, преодолеть лес, перейти границу и бежать, бежать. На юго-запад, через пески, к реке Рамр, по которой можно было спокойно добраться до Драс-Леоны, а оттуда мимо озера Леона вдоль реки Джиет прямо в Фейнстер. Справедливо всё обдумав, эльфийка решила, что на такой путь ей понадобится дня три, максимум четыре. Однако, немного не рассчитав силы, не привыкшая к таким нагрузкам девушка свалилась уже ближе к вечеру. Благо она успела добраться до реки и теперь плюхнулась в траву на берегу Рамра.
- Ну и пробежечка... - пробормотала она сама себе, переводя дух. - Надо было мне почаще упражняться дома... Ладно, не суть. Интересно, тут вода пресная?
Скинув на траву свой дорожный плащ, эльфийка уселась на невысоком берегу и, наклонившись к воде, зачерпнула ладошками влаги. Вода оказалась пресной, и девушка с удовольствием напилась чистой, прохладной воды. Затем достала из мешка несколько пирожков и яблоко и позволила себе спокойно поужинать. Солнце заходило, близился вечер. Вей не решилась бы отправляться в путь ночью. Мало ли кто может попасться по дороге. Она, конечно, не из трусливых, но всё равно не хотелось бы лишних неприятностей. Ведь считается же, что эльфы не выходят за пределы Дю Вельденвардена. Поэтому девушке не очень хотелось привлекать к себе лишнее внимание.
Сколько же всё-таки красоты за пределами леса! - подумала Вейлина, осматриваясь. - Тот город, что я обошла стороной... Там живут люди. А впереди их столица. Так интересно всё это посмотреть! И в то же время немного опасаешься... и хочется, как говорится, и колется...

+1

7

Какие бы высшие силы ни отвечали за удачливость на охоте, они явно решили вступить в сговор с умеренностью. Или кому–то вставать надо было раньше, а не бока отлеживать, пропел ехидный голосок в голове молодой драконихи. Всего один олень, да и тот какой-то заморенный, с негодованием подумала Ниа. В памяти всплыло воспоминание о добыче с родных островов с нежнейшим, вкусным мясом. «А не таким куском, который врагам на головы вместо камня скидывать можно». Вот только голод не тетка, и на тот момент выбирать особо не приходилось. Можно, конечно, было бы устроить и полноценную охоту на местную дичь, но тратить драгоценное время. Ниа издала раздраженный рык, эхом прогремевший по окрестным склонам. Давно в этой местности не слышали драконьего рева. Вспугнутые пичуги тут же стайками поднялись в воздух, а мелкая живность поспешила попрятаться в норы. Не привлекать внимания. Кажется, с этим пунктом будут проблемы. Серебряная дракониха не привыкла прятаться и шарахаться от каждой тени, и в первые в ее голове появилась крамольная мысль. Так ли хороша идея их переселения на материк, раз им придется скрываться. Разве это достойно их? Перед внутренним оком всплыл суровый, непреклонный облик отца, и Ниа резко мотнула головой. Сомневаться в решениях вожака, вот что может быть недостойней.
Остаток дня прошел без приключений. Ниа сделала пару кругов над горой, так что вдалеке можно было различить людские жилища. Но спуститься и рассмотреть их поближе, она пока не решалась. Так скрываясь за облаками и подставляя свою напоминающую драгоценный металл чешую солнечным лучам, крылатая лишь в мыслях могла позволить себе приблизиться к странным двуногим. Уж что ни говори, а рухнуть с неба прямо посреди поселения, даже ей не казалось блестящей идеей. "Разве что одиночек, отбившихся от стаи, найти". Занятая своими мыслями, Ниа уже приготовилась возвращаться к соплеменникам, как ее внимание привлекло движение на берегу реки.
Мысленно поблагодарив всех своих предков, а так же их дальнюю и не очень родню, Ниа с восторгом посмотрела на открывшееся ей зрелище: двуногое создание, да еще одно и, кажется, уставшее. Ну, разве она не везучая? Любопытство, уже давшее подзабыть о себе, словно зверек вынырнуло из норки на поверхность. И ведь если что, Ниа всегда могла сказать отцу в оправдание, что это не она, а эльфийка первая обнаружила. И упаси вас духи, придраться к мелочам! Так что как ни крути, все складывалось просто великолепно.
Внутренне ухмыльнувшись, Ниа начала спускаться к земле, стараясь держаться заходящего солнца. Все-таки стоило обставить явление великого дракона поэффектнее.
Но мы предполагаем, а жизнь располагает. Закон подлости ж никто еще не отменял. Уже коснувшись земли, Ниа умудрилась зацепиться лапой за какую-то корягу и неслишком грациозно покачнуться в сторону воды, лишь в последний момент удержав равновесие. После такого появления выдавать что-то наподобие "падай ниц, смертный" было не самым лучшим вариантом, но поддерживать репутацию все же стоило.

+1

8

Задумавшись, Вейлина слегка потянулась и плюхнулась в траву, глядя в небо. В Эллесмере не так-то просто порой увидеть небо. Там такие высоченные деревья, что иногда только и остаётся, что удивляться, как же туда попадает свет. По сравнению со столицей Надиндел, родной город девушки, казался маленьким и тихим. Хотя назвать его маленьким впервые попавший туда путник всё же не решился бы. Но что для эльфа много? Для существа, живущего сотни лет? Много только песка в пустыне Хадарак, да воды в реках и озёрах. Когда-то можно было сказать "много" и о Драконах. До тех пор, пока Проклятые, Вирдфеллы, не истребили их всех. По крайней мере, так думали до того, как великий Аргетлам Эрагон нашёл кладезь яиц этих восхитительных существ. И до того, как Ванир сообщил о диких Драконах в Фейнстере.
Не потому ли я несусь туда так стремительно? - подумалось эльфийке. - Не оттого ли так жаждет моя душа попасть туда? Не из-за того ли, что я так жажду побольше узнать об этих удивительных созданиях? Воистину, Драконы самые совершенные творения природы! ну и эльфы, конечно же. Хотя людей и других я раньше не видела, чтобы судить. но, учитывая, что великий Эрагон был человеком, видимо, и среди них попадаются на самом деле стоящие особи...
Эльфийка так расслабилась и разомлела под последними лучами пригревающего солнышка, что внезапно раздавшийся громкий рёв заставил вей чуть ли не подпрыгнуть на месте. Девушка мигом вскочила на ноги. Чуткие острые ушки тут же определили, что звук этот доносится совсем рядом. Вдруг в глаза ей попал солнечный блик, и эльфийка зажмурилась. Однако странно было то, что это была отнюдь не игра света на водной глади. Этот солнечный зайчик прибежал откуда-то сверху. Однако подняв голову, Вей вздрогнула, и у неё буквально перехватило дыхание. В нескольких шагах от неё опускался на землю Дракон! Самый настоящий, не призрачный, не что-либо иное, а именно Дракон! Сверкающая чешуя горела в заходящих лучах солнца и казалось алой, однако было нетрудно догадаться, что это всё же серебристый Дракон, причём, кажется, самка. Нежданная гостья плавно опускалась на землю, слегка завалившись набок в самом конце, из чего вейлина сделала вывод, что это всё же молодой Дракон. однако она не обратила на эту маленькую оплошность никакого внимания. У девушки буквально перехватило дыхание, поэтому некоторое время она тупо стояла на месте, не в силах оторвать глаз от сего великолепия. Когда же к эльфийке снова вернулся дар речи, она, осознав свою грубость, опустилась на одно колено, выражая уважение, и коснулась пальцами губ.
- Скулблака, эка селёбра оно ун мулабра оно не хайна. Астра нозу ввйзе фрикай! - произнесла Вейлина, что с древнего языка переводилось примерно как "Дракон, я уважаю тебя и не собираюсь причинить тебе ни малейшего вреда. Будем друзьями!".

0

9

После не самого удачного и аккуратного приземления в своей жизни Ниа уселась перед эльфийкой, обвивая хвост вокруг лап. Не хватало только еще им зацепить что-нибудь.
Услышав обращение на древнем языке, Серебряная с удивлением возрилась на стоящее перед ней создание. Сложно было сказать, что больше ее поразило: отсутствие страха или обещание не причинить вред. Да, даже не самая крупная из всей стаи, Ниа имела значительное преимущество в размере и силе, и это не говоря о клыках с когтями и способности выдыхать пламя. Какой вред ей могла причинить эта одиночка? Не смешите. Вот дракониха, если б захотела, смогла бы. Одно это должно было внушать страх, но им кажется и не пахло.
Не то, чтобы Ниа была против подобного положения дел, повторения случившегося в деревне не хотелось. Вот тогда люди боялись, и Серебряной досталось лишь наблюдать лихо улепетывающих двуногих. И как тут прикажете удовлетворять свое любопытство. "Хотя, возможно, все дело было в отце и Кристалаксе."
-Ты не боишься, - не столько вопрос, сколько утверждение.
Дракониха изогнула шею, чтобы казаться еще выше, и расправила за спиной крылья, так что отблески от чешуек, снова заиграли на поверхности воды. В приоткрытой пасти можно было заметить острые клыки. Тем самым Ниа лишь хотела создать видимость устрашения, но не нападать. Лишаться столь интересного объекта для наблюдения было бы грустно. Ведь столько еще нужно было узнать, восполнить пробелы. От памяти предков помощи было мало, все слишком обрывочное и неясное. И только Эдоксиль соглашался поделиться с тогда еще маленькой, но уже любопытной, Ниа своими воспоминаниями о людях и эльфах, но то были лишь крохи информации. Остальные же драконы сходились в своем презрении либо ненависти к другим расам.
На древнем языке нельзя было соврать. Сознательно идти на риск, так мог поступить либо кто-то очень храбрый, либо глупый. Либо...Все интереснее и интереснее. Ниа окинула эльфийку любопытным взглядом. Никогда прежде ей не доводилось видеть этих созданий вблизи, а тут еще и такая интересная особь попалась.

0


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Другая территория » Перевалочный пункт. Реки и озера.