Эрагон. Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Дю Вельденварден » Эллесмера. Тронный зал


Эллесмера. Тронный зал

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s1.uploads.ru/i/CLmly.png

"...Они остановились у сплетения корней, создававшего как бы ступени огромной лестницы, наверху которой виднелась дверь, утопленная в стене из молодых сосен. Сердце Эрагона забилось, когда дверь вдруг распахнулась настежь словно сама собой, и за ней открылся великолепный зал — стены из стволов деревьев, а потолок, похожий на соты, образован сотнями переплетённых между собой ветвей. Вдоль двух стен стояло по двенадцать кресел, на которых расположились двадцать четыре представителя эльфийской знати.
Эти женщины и мужчины были прекрасны и мудры; их гладкие лица не тронуло ни время, ни старость; их проницательные живые глаза молодо и возбуждённо сияли. Они смотрели на Эрагона и его спутников с нескрываемым восторгом и надеждой. В отличие от прочих эльфов, на поясе у многих из них висели мечи, рукояти которых усыпали бериллы и гранаты. Длинные волосы были на лбу перехвачены обручем.
Чуть дальше виднелось некое подобие белого шатра, раскинутого над троном с основанием из узловатых древесных корней. На троне восседала сама королева эльфов, прекрасная, как осенний закат, с гордым и властным лицом. Её тёмные брови разлетались в стороны, как два крыла, яркие сочные губы напоминали ягоды падуба, а чёрные, как полночь, волосы скрепляла бриллиантовая диадема. Она была в тунике алого цвета; бедра обвивала золотая цепь; бархатный плащ, застёгнутый под горлом, мягкими складками спадал до земли. Несмотря на свой повелительный вид, королева выглядела хрупкой, словно таила в себе огромную боль.
У её левой руки стоял столбик, сделанный из кривоватого ствола деревца, с резной поперечиной, на которой сидел совершенно белый ворон. Ворон приподнялся, потоптался на месте и, склонив голову набок, уставился на Эрагона; в глазах его светился неподдельный разум. Рассмотрев гостя, ворон хрипло каркнул и пронзительным голосом выкрикнул: «Вирда!» Эрагон даже вздрогнул, такая сила таилась в этом загадочном слове..."

0

2

Арья чинно восседала на троне, внимательно слушая, о чём говорили присутствующие. Данного рода собрания никоим образом не казались ей скучными. Более того, она находила их даже несколько занимательными. Активный мыслительный процесс никогда не был лишним. А принятие решений, касающихся её народа, а так же всей Алагейзии, без этого не обходилось. В последнее время не происходило ничего из ряда вон выходящего. Чего-то такого, что потребовало бы незамедлительного вмешательства её, как Всадницы. Признаться, Арья начинала потихоньку скучать по тем временам, когда ей казалось, что каждый день в её жизни может стать последним. Это придавало каждому мгновению весомую ценность, заставляя дорожить всем, что имеешь. Она чувствовала себя по-настоящему живой, когда активно помогала Варденам и принимала участие в боевых действиях. Никто не говорит о том, что ей сейчас хотелось поучаствовать в очередной войне. Просто разница между тем, что было раньше, и тем, что было сейчас, ощущалась слишком остро. Взять в пример хотя бы то, что сейчас у неё был Фёрнен. Тренировать его было одно удовольствие. Не только потому, что раньше она никогда не обучала дракона, а ещё и потому, что это было весело. Арья с трудом могла припомнить, когда по-настоящему в последний раз получала от чего-либо такое же удовольствие. Полёт высоко в небесах не описать словами. Дух захватывало каждый раз в равной степени, вне зависимости от того, был ли дождь или яркое солнце, дул ли навстречу им порыв леденящего ветра. Чудесные мгновения, заполнявшие пустоту в её сердце.
Исходя из того, что не подобает королеве витать в облаках, когда решаются важного рода вопросы, Арья быстро выкинула из головы отвлекающие её мысли, сфокусировавшись на приглашённых в тронный зал эльфах и предмете их разговора. По-прежнему, ничего не было слышно по поводу оставленных Эрагоном драконьих яиц. В глубине души Арья надеялась, что хоть одно из них вылупится как можно скорее. Алагейзия нуждалась в защитниках, даже не смотря на то, что на данном этапе ничто не предвещало никаких угроз. Было бы разумно подготовить будущих Всадников заранее, чем суетиться в последний момент. В-общем, ей не хотелось, чтобы кто-то брал на себя столько, сколько пришлось пережить Эрагону. Да, сейчас ситуация в корне изменилась, но это не решало проблемы. По сути Арья была единственной, к кому жители Алагейзии могли бы обратиться в случае надвигающейся угрозы. Она и Фёрнен были единственной надеждой. Арья не боялась взвалившейся на неё ответственности, к этому просто нужно было привыкнуть. И она была безумно рада, что у неё был кто-то, кто прекрасно её понимал без каких-либо слов и разъяснений.
Королева украдкой взглянула на дракона и вновь переключила своё внимание на остальных присутствующих. Кто-то из эльфов поднял вполне предсказуемую тему – политику новой Императрицы Насуады, дочери Аджихада. Её кандидатура всегда казалась Арье более чем достойной такого титула. Но кто же мог предвидеть, что в голову такого мудрого лидера взбредёт такая малоприятная идея. Арья не любила, когда чьи-то права ущемляют, пытаются заковать в какие-то рамки. Она находила этот шаг Насуады первым по направлению к пропасти.
– Нет причин для беспокойства, пока нас это не коснулось! – Произнёс Даатхедр, верный советник покойной Имиладрис, служивший ей хорошую службу. Арья не забыла, как он отличился в битве при Урубаэне и была довольна тем, что он не оставил свой пост даже после случившийся трагедии.
– Когда это случится, будет уже слишком поздно что-либо предпринимать. Мы не можем позволить себе подобного рода беспечность. Насуада ходит по тонкому льду, который в любой момент может дать трещину, и тогда все мы пожалеем, что вовремя не спохватились. – Возразил некто из сидящих по левую сторону дюжины гостей. Для Арьи трудно было сделать однозначный вывод. Угрозы для её народа не было. А дела людей её, как Королевы Эльфов, не касались. Но, как Всаднице, ей должна быть небезразлична судьба и остальных народов Алагейзии. Уже в который раз всё сводилось к тому, что ей не нужно было соглашаться на принятие предложения возглавить эльфийский народ. Это вызывает слишком много проблем, которые ей приходится решать самой. Никто не должен знать, что её терзают сомнения, ибо сей факт можно принять за слабость. А слабость – последнее, что Арья хотела бы продемонстрировать.
– У нас нет причин вмешиваться. – Высказался ещё один сидящий в зале. И буквально в тот же самый миг большинство пар глаз переключились на Арью в ожидании какой-либо реакции. «Что думаешь?» – Обратилась она к Фёрнену, желая выслушать и его точку зрения. Но дабы не заставлять гостей ждать, поспешила высказать и свои соображения по этому поводу.
– Нет нужды предпринимать попытки к действию, не обдумав всё, как следует. Посмотрим, как пойдут дела у Насуады дальше. И, в крайнем случае, предпримем меры. – Что означало бездействие в данной ситуации и казалось ей оптимальным вариантом. Она не предлагала махнуть на это дело рукой, а предлагала просто подождать. Слишком рано делать поспешные выводы. Насуада была и остаётся умной и справедливой правительницей. И вполне возможно, она ещё изменит своё решение.

+2

3

«Какие же они все таки шумные и бестолковые". Фёрнен лежал по правую сторону от трона лениво разглядывая разглагольствующих эльфов одетых в нарядные мантии и не понимал, почему все они не могут придти к однозначному мнению, которое устроило бы и их и всадницу.
« Как Императрица она сможет вести народ, но ее политика в сторону магов…»
Самому дракону не доставляли большой радости все эти заседания, обсуждения. Они на его взгляд не имели смысла тем более, когда зал делился на две стороны, и они никак не хотели выслушать друг друга. К чему эта пустая трата времени, которое можно было бы потратить на полет с Арьей в глубь леса или на охоту.
« …мне кажется, было бы разумнее взять магов под твой контроль, а не позволять человеку распоряжаться тем, чем он не умеет.  Циркач не может управлять городом так же как и пастух танцевать в цирке, зачем Насуада взялась за то, чего она сама не понимает. По-моему ограничение магов и взятие их под контроль единого человека самого не обладающей магией более похоже на травлю самой магии. Разве запрет не породит жажду к знанию, ведь запретный плод сладок»
Зеленый  всю свою речь не сводил взгляда песчаных глаз с всадницы, впрочем, его более никто не интересовал и пока не заслуживал внимания. Арья, Эрагон и, конечно же, Сапфира – три личности чье слово имело вес для дракона, но боле он не собирался слушать никого.
« Запрет порождает безумие и жажду. Люди слабый народ и они могут поддаться искушению запретной магии и творить безумие, разве пример Гальбаторикса ничему не научил нас?»
Изумрудный, медленно поднялся на лапы и потянулся, с удовольствием ощущая как затекшие мышцы снова наполняются горячей кровью.
С тех пор как Арья в серьез взялась за управление гос-вом как когда-то и ее мать, их тренировки стали куда реже и большую часть времени они вдвоем проводили в залах заседания или же по государственным делам путешествовали по подвластной территории, правда Фёрнен иногда покидал ее, что бы поохотиться, но все же он старался не оставлять Арью одну.
А как все хорошо все начиналось, как радовался эльфийский народ появлению третьего птенца и, о счастье, становление их любимой королевы, дочери Имиладрис его всадницей. Пиры, приемы, радостные восклики на улицах в тени деревьев и, конечно же, всеобщая любовь и внимания, от которого, в прочем, он быстро устал, но все-равно первые месяцы ему льстило, что именно он – Фёрнен удостоен таким обилием эмоций. Не зря он выбрал Арью, ни потому что она Королева, ее чувства. Эмоции, характер – он влюбился в них с первого прикосновения к яйцу.

+2

4

Свернутый текст

прошу прощения за мелкий и не серьёзный пост.

Шум и гам. Всё, что я слышал в разговорах этих эльфов, их слова сливались во что-то единое целое и совершенно мне непонятное. Один гул. По лицу королевы было заметно, что подобные заседания ей давно приходятся не по душе, даже в её взгляде читалась лёгкая тоска. Что касается Фёрнена, о нём и упоминать не стоит, любому было бы ясно, что и он помирает от скуки. Я же сидел на жёрдочке, как какой-то попугай. Забавно, но, как сказала когда-то сама мать нынешней королевы "- К Арье лишний раз лучше не лезть". Естественно, тогда я не принял подобные слова всерьёз, да и сейчас я их никак не воспринимал, а потому, более не желающий сидеть на месте птицы-говоруна, я раскрыл крылья, и немного стал ими взмахивать, разминая, а тем временем под такое лёгкое хлопанье моих крылышек заговорила сама королева, заставив болтунов, наконец, заткнуть свои рты.
– Нет нужды предпринимать попытки к действию, не обдумав всё, как следует. Посмотрим, как пойдут дела у Насуады дальше. И, в крайнем случае, предпримем меры.
- В общем, сидим и не двигаемся. Всем ведь нравится отсиживать свои задницы? Цепким взглядом я пробежался по лицам эльфов, которые в какой-то степени окаменели, по крайней мере так показалось самому мне. Дальнейшие рассуждения Фёрнена привели меня к выводу, что сам дракон бездействовать не хочет, то, скорее, результат того, что он чаще отращивает бока вечно валяясь вблизи от Арьи, нежели того, что его действительно волновало всё это. Впрочем, его можно понять, рождённый сильным, могущественным животным, способным переносить тяжёлые физические нагрузки, он, наверняка, не считал самого себя нормальным дипломатом и, может, даже не видел смысла себя в этом как-то оценивать. Но всё это казалось лишь мне самому, как всё на самом деле, наверное, не знает никто, кроме самого дракона и, возможно, его всадника.
Я демонстративно похлопал крыльями, желая тем самым привлечь к себе всеобщее внимание, и таки слетел со своей "попугайской жёрдочки", приземлившись прямо на стол.
- Забавно видеть ваши недоумевающие лица, Начал я уже двигаясь по столу то и дело замирая, щурясь...
- не хватало всем вам с горя и напиться!
Только мне не наливайте, я не пьющий,
Зато отличные стишки, как птица, выдающий.
  И сразу по моей физиономии было видно, что я доволен сказанным и тем, что, собственно, нарушил воцарившие здесь замешательство и молчание.
- А вот зелёный ящер, - в этот момент я указал крылом в сторону Фёрнена.
- На счёт магов мыслит логично,
Его доводы очень приличны.
Но не в них скоро будет заключаться основная проблема,
А в паре воров, о них знают гномы и, конечно, ворона!
И после сказанных собою слов, я как ни в чём не бывало стал чистить пёрышки, дабы привести себя в более презентабельный вид, а потом попрыгал по столу к Арье, по видимому уже приглядев для себя местечко у неё на плече.

Отредактировано Благден (2012-02-29 00:26:00)

+3

5

Легким порывом в зал влетела тень, которая оказалась всем уже знакомым Ваниром -известным читателю наглостью и высокомерием к Эрагону до праздника Агети Бледрен. Черные волосы молодого эльфа на бегу  развивались у него за спиной и казались частью плаща накинутого на плечи.
Это было дерзостью вбегать во время заседания, но дело не требовало отлагательств.
- Атра эстерни оно тельдуин! Арья Дретиннг – припав на одно колено подле своей королевой эльф приветственно как и подобает, коснулся губ двумя пальцами и в почете поклонился. Было видно, как тяжело дышит эльф - его тонкие лопатки, выпирающие из под ткани вздымались и опадали подобно птице уставшей после долгого перелета.
Ответив королеве последней фразой традиционного приветствия:
Ун дю эваринья оно варда! - он поднял взгляд черных глаз на Арью
Прошу простить мою дерзость, но дело не требует отлагательств моя королева.
Он уже успел заметить и ворона чистящего перья и чинно восседающего подле королевы и изумрудного дракона лежащего рядом с троном. 
Вздохнув поглубже, эльф собрался с мыслями и сказал ту единственную фразу, что минутами ранее повергла его самого в шок.
- Фейнстер атакован диким драконом.
Это было безумием, но это было так, иначе бы сестра не стала связываться посреди ночи с ним через зеркало связанное с зеркалами оставленные Эрагоном – да и говорила она на древнем языке – ложь была исключена.

+1

6

В словах дракона, безусловно, была немалая доля истины. Но согласиться со всем, что сказал Фёрнен, Арья не могла. То, что Насуада не наделена магическим даром, ни в коем случае не должно менять её отношения к своему народу. По словам дракона, делами магов должен заниматься тот, кто понимает, с чем имеет дело и в полной мере испытал все прелести волшебства на своей шкуре. Так быть не должно. Маги – такие же люди, как и все прочие, с одной только разницей в том, что они владеют знанием, не всем подвластным. А делами людей, живущих по законам Империи, занимается Императрица. Так что, Насуада имела полное право хоть запереть их всех в своём подвале в Илирии. Но будет ли это разумно – вот в чём вопрос. Не стоит забывать о том, что жизнь протекает не в цветочном саду, где все живущие – скульптуры из камня, не имеющие своих чувств и эмоций. Нужно всегда быть готовой к тому, что если ты оказываешь влияние на мир, он будет отвечать тебе тем же. И если Насуада сделала свой ход, ей стоит ожидать ответа. Империя представляет собой один большой организм, который был и будет отторгать всё то, что доставляет ему дискомфорт. И главное сейчас для новой Императрицы – не стать болезненной занозой, которую логичнее будет вытащить как можно скорее, чем пытаться как-то вылечить ту боль, которую она порождает.
– Моя забота – следить за порядком в Алагейзии. Быть хранительницей мира и всеобщего благополучия. Если же таковое будет стоять под угрозой, у меня есть полное право вмешаться. Люди, кем бы они ни были, магами или простыми торговцами, отвечают перед Насуадой. Но если они начнут яро противиться принятым ею законам и Насуада откажется что-то менять, мы обязательно всё уладим. Ведь это и есть тот путь, который мы с тобой избрали для себя и наших будущих учеников. Главное для нас сейчас – не пренебрегать терпением. Вода камень точит.
Что касалось подозрений Фёрнена о появлении сторонников принципа «запретный плод сладок», Арья могла сказать лишь одно – не стоит ровнять всех под одну гребёнку. Если найдутся те, кто рискнёт вкусить плоды запретной магии, найдутся и те, кто сможет их остановить. В-общем, она старалась мыслить как можно более оптимистично, ведь это гораздо разумнее, чем начинать паниковать. У эльфов было совсем иное восприятие времени, чем у людей. Поэтому они вполне могли позволить себе всё хорошенько обдумать, прежде чем действовать.
– Будем надеяться, что пример Гальбаторикса преподнес Алагейзии достойный урок. И жители её теперь прекрасно понимают, что наградой за подобные деяния им в любом случае послужит смерть. – Гораздо более серьёзным тоном добавила она, искренне рассчитывая на то, что до этого, всё же, дело не дойдёт. Краешком глаза уловив потягивание Фёрнена, Арья вновь почувствовала его непреодолимое желание уйти отсюда поскорее, дабы посвятить себя более весёлым занятиям. Да, теперь у них было не так-то много времени для тренировок, как, к примеру, раньше. И она частенько ловила себя на мысли о том, как скучает по былой свободе от королевских обязанностей. Но и оставить свой народ без достойного правителя Арья, к сожалению, не могла. Пора было привыкнуть к мысли о том, что всё останется так, как есть сейчас. И единственным выходом для неё было распределять своё время так, чтобы его хватало на всё и на всех. Таким образом, Арья решила запланировать на вечер какой-нибудь совместный досуг для себя и своего ненаглядного дракона. Но не успела она толком обдумать эту идею, как её размышления прервал сидевший по левую руку белоснежный ворон. Признаться честно, Благден зачастую выдавал такие речи, которые легко можно было бы оставить без внимания. Но Арья, всё же, старалась прислушиваться к словам этой по логике мудрой птице. Ведь покойная матушка не зря держала ворона к себе поближе. Так слова Благдена о паре воров не смогли остаться без внимания королевы.
Ты это слышал? – Спросила она у Фёрнена, начиная понемногу сомневаться в том, что это было что-то действительно важное. Воры и гномы. Какая связь? Быть может, это гномы были ворами. Или что-то украли у самих гномов. Над этим можно было думать много и долго, но точно не в такой момент. Эта птица когда-нибудь сведёт меня с ума. – Нехотя призналась самой себе Арья. Нет, она, безусловно, испытывала к Благдену огромное уважение, ведь не каждая птица сможет похвастаться такими заслугами перед королевской семьёй. Но порой он подавал голос действительно не вовремя. Арья не могла разорваться на несколько частей, думая одновременно о дискуссии совета, о планах на вечер с Фёрненом и о таинственных словах ворона, которые, возможно, и не значили ничего. И лишь мысль о том, что её народ сам избрал её на должность их королевы, придавала ей сил и уверенности в том, что она сумеет со всем этим справиться.
Сделав глубокий вдох-выдох, Арья много сил потратила на то, чтобы не лишиться терпения, о котором так много говорила своему дракону. Она уже заготовила в своей голове несколько достойных предложений, нацеленных на то, чтобы принудить активно дискутирующих эльфов к молчанию, но прервавший собрание Ванир не дал ей реализовать свой план. Хотя, надо отдать ему должное, в зале моментально воцарилась тишина. Арья поприветствовала прибывшего по всем правилам эльфийского этикета, мысленно пытаясь угадать причину столь внезапного визита. Но признаться честно, она никогда бы не подумала, что…
– Фейнстер атакован диким драконом.
Новость повергла её в состояние шока, которое, к счастью, быстро сменилось желанием немедленно отправиться  туда и увидеть всё своими глазами. Подумать только, дикий дракон! О них не было вестей уже не один десяток лет. Вот оно, ещё одно доказательство того, как много тайн таит в себе Алагейзия. Где же ты прятала их всё это время? Тот вихрь эмоций, который испытывала Арья, сложно описать словами. Там было всё, и радость вперемешку с любопытством, и переживание за возможные потери, нанесённые драконом, желание поскорее добраться до Фейнствера и страх перед контактом с диким драконом. И следующая мысль, которая пришла ей в голову, была примерно следующей: Я не знаю, как быть. Но панике не место в сердце королевы. Поэтому, собравшись с мыслями, Арья сказала во всеуслышание то, чего от неё, собственно, все и ждали.
– С сожалением заявляю, что вынуждена прервать наше собрание по вполне очевидной причине. Мы с Фёрненом отправляемся в Фейнстер, чтобы почтить приветствием этого дикого дракона и выяснить его намерения. Мне понадобится помощь четырёх умелых магов, чётко осознающих всю серьёзность происходящего. Они отправятся вслед за нами для поддержки в экстренной ситуации. – Желающие нашлись быстро, что было вполне предсказуемо. На их месте Арья бы тоже горела желанием оказаться в Фейнстере, когда там творилось нечто таких же масштабов.

+4

7

- У гномов же было драконье яйцо, возможно птица предсказала, что его украдут или же уже украли. Я бы не стал доверяться глупой птице  его предсказания могут и не относится именно сейчас к тому яйцу, что у гномов храниться под их каменным оком – зеленая ящурка, изворотливо повернув голову к Арье предано моргнула, принимая слова всадницы и разделяя ее мнения, да по другому и быть не могло  - их души и мысли, чувства связаны крепче стали в клинке.
Черной птицей в зал впорхнул уже старый знакомый Ванир, впрочем, сам дракон равнодушно относился к молодому эльфу и считал его не более чем частью интерьера иногда говорящей умные мысли – ходячая табуретка, говорящий стульчик. Может быть это было не правильно учитывая,  как много сделал эльф для всего государства и для вызволения собственно самого Фёрнена из цепких паучьих лап, но сам дракон не испытывал дрожащего воодушевления при виде эльфа, он вообще ничего не чувствовал к нему.
Однако же после короткой фразы о том, что на Фейнстер напали вся энергия дракона, все его дикое существо воззвало к действию и не в силах сдерживаться он редко вскочил на лапы. Мощный низкий рык заглушил гул поднявшейся в зале от шокирующей новости, казалось от громкости зазвенели стекла и сама природа содрогнулась под гневом дракона. Зал затих с ужасом и благоговейным трепетом обернувшись к трону и позволив всаднице спокойно объявить об отлете. Подумать только, в мире сохранились еще его братья и они восстают против Алагейзии – сокровища, которое он и его всадница Арья обязаны защищать. Вероятно, стоило бы обрадоваться появлению новых представителей своего рода, но Фёрнен не мог – его задача была защищать страну, если так захочет его всадница. Вихрь эмоций передался от Арьи и захлестнул дракона. Каждая мышца сократилась, каждый нерв почувствовал это возбуждение, эту жажду рвануться вперед в неизвестность, что бы попросту увидеть дракона.
- Разумно ли брать магов? Они будут нас задерживать. Путь на мне займет два дня, возможно меньше. Эльфы все равно будут медленнее и нам придется их ждать, к тому же, Арья, разве смогут четыре эльфа противостоять дракону, покусившемуся на сам Фейнстер?

+1

8

Я бы не стал доверяться глупой птице. Эхом отдалось в моей голове и я покосился на Фёрнена, однако ж клюв пока не открывал - незачем. Всё равно ведь сюда явился Ванир с плохими вестями. Я сложил крылья стоя прямо напротив королевы и смотря в сторону того эльфа. ТО, как он повёл себя было неприемлемо, потому то некоторые и стали бросать между собой фразочки, которые бубнежом распространялись по общему столу. Однако, голос Арьи призвал всех присутствующих к молчанию:
– С сожалением заявляю, что вынуждена прервать наше собрание по вполне очевидной причине. Мы с Фёрненом отправляемся в Фейнстер, чтобы почтить приветствием этого дикого дракона и выяснить его намерения. Мне понадобится помощь четырёх умелых магов, чётко осознающих всю серьёзность происходящего. Они отправятся вслед за нами для поддержки в экстренной ситуации. По правде говоря я не сомневался в том, что в список отправляющихся я не войду. На самом деле мне же лучше, не стану фастфудом для какой-нибудь ящерицы и всё же было немного обидно. Однако я никак этого не выдал, лишь покосился на вновь заговорившего дракона:
- Разумно ли брать магов? Они будут нас задерживать. Путь на мне займет два дня, возможно меньше. Эльфы все равно будут медленнее и нам придется их ждать, к тому же, Арья, разве смогут четыре эльфа противостоять дракону, покусившемуся на сам Фейнстер? Я громко вздохнул и помотал головой. На самом деле вздохнул так я не специально, но данное поведение можно было воспринимать как неодобрение таким мыслям.
- Молодой ящер хочет противостоять дикому зверю.
Ну а как же королева?
Она его всадник, но и правитель,
в этот момент я посмотрел в глаза Арьи,
- логично ли отправляться в драконью обитель? Ведь помимо того, что её дракон был ещё молод и недостаточно натаскан (по моему мнению) в боях, то ведь и Ванир мог принести не совсем точную информацию. Что-то подсказывало мне, что дракон там далеко не один и, что если королева отправится с Фёрненом туда, то скорее всего стоит сейчас запоминать их такими. Конечно, я не имел права влезать куда не надо, но по-моему только я способен на это, остальным смелости не хватит. А что касается зелёного, так у него ещё мозги не на месте, кровь кипит, он сейчас неосознанно идёт на большой риск только потому, что здесь ему видите ли скучно. Но ведь рискует не только он...
Я сразу вспомнил момент, когда Эвандар так же вышел из зала совсем ко мне не прислушиваясь. Я не хотел повторений, опять "ходить по рукам". Благо его жена таки согласилась меня взять, но то, скорее, просто в память о короле, а не из-за моей способности предвидеть что-то. В таком случае лучше уж вообще зажить обыкновенной жизнью ворона, которая, к слову, казалась мне отвратительной. Я даже оттолкнулся от стола и зацепился когтями за одежду Арьи, желая взгромоздиться ей на плечо. С птицей то она не полетит. Хотя, конечно, согнать меня или даже стряхнуть тоже не трудно.

Отредактировано Благден (2012-03-06 14:09:35)

0

9

Ванир низко поклонился и спросив разрешения удалиться – вышел. Ему было необходимо еще сообщить, что помощь уже в пути, дать надежду жителям Фейнстера.
В это время притихшие после громогласного рыка дракона эльфы вновь подняли гам. Общая суть шумихи заключалась в том, что никто не хотел отпускать наследную королеву престола одну в столь сомнительное и опасное путешествие.

0

10

Благден не сказал ни слова о драконьем яйце, так что в догадке Фёрнена было не больше правды, чем в самом «предсказании», которому дракон предпочёл не доверять. Арья бы подумала над словами ворона подольше, если бы у неё было время. В действительности же её голова была занята другими вещами первостепенной важности. Дракон, дракон и ещё раз дракон. Выкинуть его из головы никак не получалось. Оставалось лишь одно – удовлетворить своё любопытство, разобраться с делами как можно скорее, чтобы свободное время снизошло к ней в качестве заслуженной награды за хорошие заслуги.
– Противостоять дракону будем мы. – С уверенностью ответила она. И поразмыслив секунду, решила добавить к своим словам ещё кое-что. – Если нам, всё же, придётся. – Делать из него врага – не самый умный поступок, если есть вероятность того, что он может оказаться очень сильным союзником. – А к вопросу об эльфах, скажу тебе следующее: только глупец рискует жизнью, не имея запасного плана. – Уголки губ едва заметно поползли вверх, но Арья сумела сдержать улыбку, вернув себе привычную серьёзность. Никто не собирается ждать эльфов. Пусть отправляются следом.
И когда всё уже было почти решено, вновь подал голос Благден. Признаться, Арье не сильно понравилось, что её решения назвали нелогичными, да ещё и на глазах у эльфийской знати. Она бросила на птицу гневный взгляд, а затем вновь обратила свой взор на присутствующих, чтобы с сожалением убедиться, что слова белоснежного ворона не смогли проскользнуть мимо чьих-то ушей. Былая атмосфера минутного спокойствия вновь сменилась балаганом. Каждый хотел высказаться насчёт того, как опасно королеве отправляться в Фейнстер. Но никто из них не задумался о том, что в данной ситуации Арья выступала как Всадница, а не их правительница.
Решение принято окончательно и не подлежит пересмотру. Подготовьте всё необходимое. Мы вылетаем. – Не хватало ещё сидеть здесь и выслушивать одно и то же только из разных уст. И дабы избавить себя от подобной участи и ускорить встречу с драконом, Арья поднялась со своего места и, поблагодарив всех присутствующих за визит и потраченное время, направилась к выходу из тронного зала. Нужно было облачиться в более подходящее для предстоящего дела одеяние. А птица, очевидно довольная тем, что выставила королеву не в самом лучшем свете, оперативно вспорхнула к ней на плечо. Арья одарила ворона ледяным взглядом, не сбавляя шага.
– Отправишься с нами. – Без примеси каких-либо эмоций произнесла она. – И да поможет нам тот дар, которым наградил тебя мой отец.

|Перевалочный пункт. Небо|

Отредактировано Арья (2012-03-31 18:59:20)

+2

11

- А я что? Я ничего. -  Фёрнен  недовольно засопел, но не стал спорить с всадницей. Ей виднее. Чуть склонив голову к низу, он поднялся на лапы, сейчас, спустя несколько месяцев после расставания с Сапфирой, он уже порядком возмужал и окончательно избавился от подростковых черт, но все же даже сейчас он не считал себя достаточно окрепшим для сражения с другим драконом, откровенно говоря, зеленому вообще не нравилось то, что он так медленно растет, но говорить об этом с Арьей он пока не решался, Фернен не хотел быть похожим на того же Торна выросшего исключительно на магии.
Дракон что-то горестно проворчал, и из пасти у него вырвался небольшой язык пламени, но он тут же прекратил поток огня, как бы заперев его внутри себя. Язык и пасть  немного жгло, с тех пор как дракон научился выдыхать пламя ему все еще трудно было до конца себя контролировать, особенно в порыве эмоций.
Впереди их ждал долгий и изнурительный путь, еще ни разу зеленому не предстояло лететь так долго без перерыва, но это было прекрасно! Новые земли, новые города и новые знакомства! Вот он его шанс увидеть мир и даже показать насколько они с Арьей хороши как всадник и дракон. За последние недели их связь стала еще прочнее, а ведь это было только начало. Порою, он задумывался, а что чувствуют те драконы, что прожили с всадником более сотни лет, насколько же должно быть крепка их связь и какого совершенства они достигли во взаимопонимание.
Благден, а ты знаешь истории народов? Может быть пока мы летим, поведаешь их мне? – Фернен был не столько против нахождения птицы с ними, сколько просто ревновал всадницу к этому пернатому комочку. Он легче, мельче и перья приятнее на ощупь чем чешуя дракона. Он мог всегда сидеть на плече всадницы, а зеленый уж очень давно перерос даже размеры, позволяющие ему сидеть на коленках.

->Локация будет позднее.

+1

12

Арья была полна решимости, а потому показала всем присутствующим, что более задерживаться не собирается. Меня крайне огорчил этот факт, ибо я волновался, но старался держать себя уверенно до последнего. Кажется, королева толком не знала на что идёт ведь это была её первая встреча с диким драконом. Но с одним ли?
– Отправишься с нами. Холодно известила меня королева. Честно? Я никуда отправлять не хотел. Перспектива быть съеденным зубастой ящерицей меня не привлекала, а потому я как-то нервно стал бегать взглядом по коридору, думая, как лучше бы преподнести всаднице своё нежелание принимать участие в её "переговорах", которые скорее всего ничем хорошим не закончатся.
– И да поможет нам тот дар, которым наградил тебя мой отец. Чего сейчас не хватало, так этих слов, наверное, это уже была вторая её ложка дёгтя, делающая мёд невыносимым. И как себя повести?
На какой-то момент я перевёл взгляд на Фёрнена, дракон был взволнован, но судя по его виду ему не терпелось покинуть королевство и отправиться навстречу опасностям. Храбрости этого малого оставалось лишь позавидовать, потому что сам я ничего хорошего в этом не видел и не чувствовал. Кажется, своим появлением в Фейнстере они только усугубят ситуацию и видеть то, как языки пламени будут окутывать окружающую среду, я не хотел. Теперь то я был не против отсиживать свою задницу в обществе оставленных Арьей эльфов, которые сейчас, наверное, вовсю обсуждают решение королевы.
-  Благден, а ты знаешь истории народов? Может быть пока мы летим, поведаешь их мне? - Как всегда вовремя подал голос Фёрнен. Только этих слов сейчас и не хватало. Теперь то я точно покажусь в их глазах трусом, если неожиданно покину плечо Арьи, лишь наградив их очередной загадкой. - Что ж, я сам напросился, не веди себя так, может, меня бы оставили здесь и лететь никуда не пришлось.
- Про кого конкретно хочешь знать?
- Могу тебе и про ургалов и про гномов рассказать.
  - Я старался казаться всё той же невозмутимой птицей, надеюсь, у меня это получалось. К слову, если никто не заметил, про людей я не упомянул. Дело было не в том, что я не могу поведать их историю, которая довольно скучная, скорее в том, что я не понимал их вовсе. Ведь они не могут похвастаться своими физическими данными, как бы не тренировались. По крайней мере по сравнению с эльфами люди выглядят куда слабее. Но меня удивлял их внутренний мир, я не мог его понять, а потому и рассказывать о них не торопился, они все были слишком не похожи друг на друга.

> Как и все, укажу локацию позднее.

Отредактировано Благден (2012-03-18 13:03:26)

+1

13

Начало

В укромном, несильно освещённом уголке тронного зала вздрогнула тень. Сначала медленно, словно просыпающийся дракон, она увеличивалась в размерах, неясно вырисовываясь на стене, выбираясь за её пределы, на пол, на потолок. Казалось, что могучий дракон расправил свои крылья и вытянулся в полный рост. И когда уже не оставалось сомнений, что сейчас этот гигант и впрямь возникнет в зале, вместо него из-за угла высунулась некрупная низенькая фигурка. Тень сразу же съёжилась, словно шарик, из которого выпустили весь воздух, а затем и вовсе пропала, когда вся её обладательница вышла на свет.
Она всегда была здесь. Всегда, когда Арья-Дрёттнинг собирала советы или принимала послов и иных высокорождённых особ. Всегда она была рядом. Просто так, на всякий случай. С того самого момента, как отец выхлопотал ей место фрейлины при самой королеве эльфов! Но для Вейлины, а это была именно эта низенькая зеленовласая остроушка, такое положение было самым высоким счастьем, причём отнюдь не из-за того, кем была Арья для своего народа, а потому, кем она была для неё, для Вей. Девушка всегда восхищалась её сильной и красивой, отважной и мудрой натурой. А потому иметь возможность хоть изредка говорить с ней было для неё чем-то, более дорогим, чем все богатства на земле. Не говоря уже и об уникальном для жителей всей Алагейзии шансе вблизи видеть самое прекрасное создание на свете - Дракона! Фирнен занимал девочку ничуть не меньше, чем его Всадница.
И вот теперь после их внезапного отлёта тронный зал был пуст и скучен. до того, что Вейлина была готова фырчать от негодования. Почему Арья не взяла её с собой? Мало ли что может случиться! Она ведь тоже достаточно неплохой маг! Пусть не так сильна физически, но грамари тоже знает, да и стреляет метко. И о повадках Драконов много читала. И вообще она достаточно вынослива для такого путешествия! Нет, положение наседки девочку не устраивало ну никак. Что и говорить, натура у неё порой была жуть какая взрывная. И бунтарская. А потому Вей ни на йоту не сомневалась, что ей необходимо следовать за своей королевой.
Фейнстер... - задумалась эльфийка, прокручивая в памяти карту Алагейзии. Далековато будет... ну да не суть. Через пустыню Хадарак, по реке Рамр, обогнуть Илирию и на юго-запад вниз и вниз. Нужно взять побольше воды. да, точно. и плащ от солнца и песка...
Собрать всё необходимое не представило для Вейлины ни малейшего труда, впрочем, она всегда держала всё особо необходимое при себе. Не сказать, что она готовилась к каким-либо путешествиям... Просто одним из желаний мечтательной девушки было выбраться за границы Дю Вельденвардена, узнать мир за пределами леса. Узнать людей, увидеть гномов... Нельзя же всю жизнь сидеть на одном месте!
Только вперёд и не останавливаться!

--- Перевалочный пункт

+2


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Дю Вельденварден » Эллесмера. Тронный зал