Эрагон. Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Империя » Куаста


Куаста

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

http://s1.uploads.ru/i/WxXCF.png

Удачное расположение Куасты позволяет этому городу быть одним из основных портовых городов Империи. Расположенный между высокими хребтами Спайна, город надёжно защищён от холодных континентальных ветров. Из-за этого низина, в которой находится Куаста, имеет тёплые температуры и редкие холодный ветер, приносимый с западного моря. Куаста служит так же местом встречи торговцев. Город имеет выход только к заливу, поэтому сильно зависит от судоходных морей, идущих в Сурду.
После отделения Тирма, глава Куасты заявил о своей независимости, но восстание было подавлено.

0

2

lНачало игрыl

Что делают разумные люди тогда, когда у них нет работы? Отдыхают. Или ее ищут, правильно…
«Но не так, мать Морготалову, не так! Чтобы я еще раз пускался в сомнительные авантюры? Да ни за что! Ловить вора! Какая муха меня вообще укусила?»
Время от времени поддаваясь внезапным атакам самокритики Констер признавал, что здравый смысл – это как раз то, чего в нем природой заложено прискорбно мало. Но, собственно, с чего начались сегодняшние беды? За какие земные грехи бродяга-торговец уже энные часы лежал на пожухлой траве и почти не шевелился?
Направляя телегу к Куасте, мужчина надеялся успеть к началу торговой недели. Ярмарка, показавшаяся бы скромной в столице или иных крупных городах, тут грозилась собрать нешуточный цвет торгового мира побережья. Заморская дребедень и всякие бусы из ракушек очень ценятся в центральных землях и купленное здесь за две монеты в том же Урубаене (по старой памяти он звал переименованную варденами столицу именно так) можно продать за шесть.
В пути не случилось никаких вынужденных задержек и в Куасте Ральф оказался на три дня раньше начала торгов, встретил приятеля, не так давно виденного в Тирме, а потом это-то и случилось…
«Никогда. Больше. Не. Узнавай. Слухи. У торговцев!»
«Говорят», - поведал тот за кружкой эля, - «в Куасте промышляет вор и его очень интересуют товары, привозимые к ярмарке».
«И что?» - спросил Ральф, не очень понимая суть проблемы - «Соберитесь, пустите ложный слух о легкой добыче и поймайте».
«Да кто делать-то будет? Дела, друг мой, у всех дела!» - но Констер подозревал, что ни у кого просто нет желания ловить злоумышленника. Ставшим жертвами ворюги, остается только браниться, а прочие просто надеются, что беда обойдет их стороной. На молокососов из городской стражи ни один здравомыслящий человек свои надежды не поставит – у тех слишком много других связанных с ярмаркой проблем, которые важнее коварных планов, засад и ловли любителей легкой наживы под покровом ночи.
Но кто-то ведь должен этим заняться, верно?
«Почему я до сих пор веду себя как мальчишка? Мог бы промолчать и давно лечь спать. Так нет, куда там, мне только плечо морозить…» - над ухом настойчиво зудел комар, а несколько укусов не шее жутко чесались, но приходилось терпеть и не двигаться.
Тогда он принял решение не задумываясь, с улыбкой посмотрел на брата по ремеслу и едва размыкая губы тихо предложил:
«Давай-ка заключим пари. Если я поймаю вора до начала торгов, ты продашь мне свое барахло за четверть стоимости. А если проиграю, то тебе свое так же. Оно, знаешь ли, на диво ладное нынче».
Пустить слух о хорошем товаре оказалось необычайно просто. Достаточно рассказывать всем встречным о тот, какой отличный товар ты купил в Тирме, но никому его не показать – и уже совсем незнакомые люди начнут недоверчиво повторять услышанные сплетни: мол, привез этот парень какие-то чудные диковины, да настолько хорошие, что демонстрировать раньше торгов не хочет.
На самом деле в телеге под тяжелой промасленной холстиной лежали обыкновенные глиняные вазы, сушеные грибы, сухари и три попорченные беличьи шкурки. Если выиграет, получит дешевую партию сурдянского стекла, если проиграет, со своим незамысловатым товаром расстанется без сожалений…
Вора нужно ловить вне стен, это он решил сразу. Лесок за городом подходит лучше всего – там и спрятаться можно лучше, и шуму будет меньше. Если торговец с неведомым грузом останавливается за стенами, в этом нет ничего странного, он либо шейдовски жадный человек и удавится из-за денег за комнату в трактире, либо все деньги отдал за свой товар. И то, и то может стать достойным объяснением – смотря какие слухи дошли до вора.
В первую ночь дежурства покой маленького лагеря никто не потревожил, но Ральф сетовал на собственное желание провернуть дело как можно проще. В прошлый раз он притворялся спящим у костра рядом с телегой и вор мог не рискнуть пойти на кражу в такой близости от хозяина.
Сегодня пришлось отогнать Бенку и телегу подальше, к маленькому трактиру недалеко от стен, державшемуся на плаву благодаря средствам, вырученным с путешественников, которые не нашли приюта в стенах города: здешний владелец предусмотрительно не повысил цены к началу ярмарки, как его городские коллеги, а наоборот понизил и теперь не жаловался на отсутствие постояльцев.
Новая задумка требовала снять комнатку в здании, отправить Бенку на конюшню, телегу с товаром хорошенько укрыть холстиной и собственным плащом, а самому с наступлением темноты выбраться через окно, залечь неподалеку и ждать.
Что он теперь и делал, в мыслях своих нещадно матеря комаров, мелкую неорганизованную преступность и ночной холод.
Укрытием он выбрал покосившийся сарайчик с примыкающими к нему кустами черной смородины. Если лечь сюда, между крайним кустом и стеной, ты окажешься в тени от постройкой и сможешь увидеть происходящее рядом с оставленной метрах в двадцати от него телегой. По крайней мере попытки сдвинуть темный плащ, лежащий поверх более светлой холстины уж точно не окажутся незамеченными из-за темноты.

+3

3

|Начало Игры|

Сентябрь, трава уже пожелтела, листья с немногочисленных  в этом городе,  деревьев начали опадать. Ивейн не любила Куасту, но что было поделать, если это был крупнейший порт, в котором было так много купцов, а главное товар и деньги! Куаста – это самый настоящий рассадник воров-карманников, воров покрупнее и конокрадов. Поэтому съезд торгашей был прекрасным шансом подзаработать денег. Суетливые подростки воришки уже порядочно обворовывали людей, прибывших в Куасту на ежегодный крупнейший рынок на всём побережье. Но Иви понимала, что сейчас появляться  в городе смысла нет, так как она приехала сюда только за самой крупной добычей. Она ожидала, когда карманы купцов, торговцев наполнятся золотыми и серебряными монетами.
Не спеша прогуливаясь по улицам города, Ви оглядывалась по сторонам, она готовилась к работе, а для этого ей нужно было досконально изучить все улицы, проулки, заброшенные дома, тупики. Ивейн делала это для того, чтобы быстро скрыться в случае неудачи. Слегка пошаркивая носками дорожных сапог, она тихонько напевала себе под нос какую-то  грустную песню, так, опустив голову, она дошла до конца улицы. Пусть город находился на берегу моря, но особой романтики городу это не предавало, Куаста маленький чистый провинциальный городок и по совместительству порт. Но главным образом он не нравился Ивейн потому что он был какой-то серый не запутанный, в узких блеклых улочках порта можно было легко запутаться, потому что лабиринт построек, из которых и складывались улочки, был каким-то сумбурным нагромождением зданий. И в расположении зданий не было никакой логики, поэтому, не изучив городишко вдоль и поперёк, по нему лучше не гулять, а то коварные  мощённые дороги могут увести в неизвестном направлении. Но ещё больше девушке не нравилось то, что издалека город походил на какую-то пёструю лужу, грязные разноцветные домишки жались друг к другу так плотно, что душили прохожих. Поэтому Ивейн поскорее хотела раздобыть  деньги и удалиться из этого мрачного городишки.
Уже смеркалось, и Ви решила поужинать, а точнее просто выпить чего-нибудь горячего. Иви предпочитала не есть плотно перед тем, как «идти на дело», поэтому она не спеша отправилась в местную таверну, которая находилась недалеко от главной торговой улицы. Также, не поднимая головы, девушка прошла через петляющие переулки и улицы и через несколько минут она уже стояла перед таверной, стены и вывеска, которой были выкрашены в изумрудно-зелёный, из окон лился тёплый свет свечей. Когда девушка решила уже открыть дверь и зайти, она заметила двух  солдат, которые очень громко кричали на хозяина забегаловки, видимо, они пытались ему что-то объяснить, но он их не очень хорошо понимал. Как только Ивейн увидела стражей, она сразу шмыгнула на другую сторону улицы, можно, конечно, назвать этот приступ паники паранойей, но Иви не решилась рискнуть и войти внутрь. Поэтому она перешла узкую улочку и пошла по тёмной стороне, надеясь остаться незамеченной, ведь сейчас самое главное это не привлекать к своей персоне абсолютно никакого внимания, иначе её план провалится. А план она этот строила  целую неделю, как-то она услышала от местного вора-карманника, что, мол, приехал какой-то купец из Тирма и привёз с собой какой-то диковинный товар. И настолько он дорогой этот товар, что никто его в глаза не видел, так видимо усердно его хозяин стережёт. Но Ивейн догадывалась, что это всего лишь слухи, но когда она узнала место расположения телеги с диковинками из Тирма, то всё-таки заинтересовалась происходящим и решила взять дело в свои руки. Даже если это окажется неправдой Ив нечего не проиграет, но ей уже не терпелось потешить своё самолюбие шикарной находкой, но, как известно, не говори «гоп» пока не прыгнешь, поэтому девушка решила пойти и посмотреть на товар сегодня ночью, пока его не упрятали куда подальше. Телега с добром должна была находиться возле небольшой постройки – таверны на первом этаже, на втором же были комнаты под ключ, в основном, для приезжих.
Любопытство и нетерпение одолевало девушку, но она,  проявив недюжинное терпение, всё-таки дождалась темноты, чтобы под покровом ночи, не замеченной хотя бы взглянуть на диковинный товар. Ивейн прокралась к  телеге, которую оставили без присмотра у входа в дом. Сначала Ви не подавала вид, что ей нужно, она ходила кругами, тихонько подкрадываясь ближе и ближе к повозке. На мгновение ей показалось, что что-то зашуршало за живой изгородью, но уверив себя, что это была всего лишь белка или бездомная кошка, Вив подошла к телеге вплотную. Уже ставший знаменитым на всю Куасту, тирмский товар был плотно укутан толстым холщовым полотном,  девушка положила руки на связку. Бинго! Дёрнув на себя мешок с находкой, Ви заметила, что он прочно привязан к тележке. Ругая хозяина мешка, на чём свет стоит, Ивейн через несколько минут всё-таки распутала злосчастный узел. Но тут в кустах опять что-то зашевелилось и зашуршало, девушка прислушалась, но слышала только своё учащённое сердцебиение и сбившееся дыхание. Ладно, ладно! Теперь хоть посмотрим, что здесь! И это было самой главной ошибкой, которую Ви совершила за сегодняшнюю ночь. Она должна была хватать мешок и бежать как можно дальше, но нет, в конце концов, любопытство взяло верх над бедной Ив. Раскрыв холщовое покрывало, она вытащила содержимое в телегу. Каково было разочарование Ивейн,  когда она увидела, что в повозке нет никаких умопомрачительных сокровищ, вместо них на деревянном днище телеги лежали сушеные грибы, сухари и три попорченные беличьи шкурки.
-Чёрт! Да тут только вонючие грибы и выпотрошенные крысы!- прошептала, а точнее прошипела девушка.
В кустах что-то зашевелилось, и теперь Вив знала наверняка, что там ни какая-то бездомная кошка, а человек, которого послали поймать её. Ловушка! Девушка перепугалась не на шутку, тем более, если учитывать, сколько она украла, её либо посадят в тюрьму до скончания веков, либо самосуд. Интересно, её заставят вытаскивать камни из кипящей воды или просто переломают ноги? Одна мысль об этом доводила  девушку до чувства парализующего страха, но она быстро опомнилась, когда мужская фигура поднялась из кустов. Бросив всё, Ивейн кинулась от злополучной таверны как можно дальше. Больше всего на Свете она хотела убежать отсюда, скрыться. Городские ворота на ночь всегда закрывались, поэтому бежать  было некуда, петляя между немногочисленными зданиями, девушка пыталась скрыться от преследователя.

Отредактировано Ивейн (2012-02-02 00:22:57)

+2

4

Куаста была известна ещё и своей удивительной тишиной. Даже сейчас, когда до начала крупной торговой недели оставались считанные дни, по ночам можно трудно было услышать лай собак или ржание лошадей, стоящих у коновязи.
Всё дело было в некоем тумане, приходящем с моря. Удачное расположение города позволяло влаге скапливаться над городом в виде купола. В жаркие дни или дни перед дождём туман был настолько непроглядным, что увидеть впереди идущего путника было невозможно до тех пор, пока он не дотрагивался до твоей руки.
Именно такой туман надвигался на Куасту этим вечером. Местные фермеры твердили, что дождей не было уже несколько дней и не будет ещё неделю, поэтому куастский туман был в самом разгаре.
Во дворе маленькой гостиницы, в которой останавливались бедняги и купцы, стояла тишина. В засаде сидел бывший сержант Имперской армии. В эту туманную ночь его ожидание не прошло даром: он увидел вора! Девушка-воровка, заинтересовавшаяся слухами о необычном товаре, попалась на крючок торговца и угодила в ловушку. Шевеление в кустах заставило её сорваться с места, забыв об осторожности. Туман уже настигал Куасту с севера и достиг стены города, где и находилась таверна и происходили действия. Убегая от неведомой опасности, Ивейн обнаружила себя в облаке дыма и тумана с частичками льда и воды. Через пол минуты туман двинется вглубь города, но в данный момент Ви не сможет ступить и шагу без того, чтобы не врезаться во что-нибудь.
А несколько минутами ранее … Ральфу дико не повезло! Да, не повезло! Это неудача, большая рыжая с пушистым хвостом и мокрым носом неудача пристала к торговцу. Крупный пёс, принадлежавший, видимо, кому-то из постояльцев гостиницы «Кабанья голова», крутился около Констера, отвлекая его внимание. Пёс ластился, пытался вылизать лицо Ральфа и постоянно толкал его носом, нарушая конспирацию его укрытия. Если бы огромная псина не угомонилась, Ральф бы пропустил вора, который подошёл к его повозке и стал рассматривать его товар. Девушка, а это была именно девушка, несколько раз оборачивалась, когда пёс грозился выдасть Ральфа, и смотрела прямо туда, где сидел Констер. А потом глупая собака и вовсе зашуршала ветками и выпрыгнула из своего укрытия, пугая вора. Воришка сорвалась с места и побежала в сторону городских ворот.

Отредактировано ГМ (2012-02-02 00:25:46)

+2

5

«Имперская служба выбивает дурь из голов зеленых новобранцев» - любил обличающим тоном заявлять командир тренировочного лагеря за любой замеченный им проступок,  - «Нередко вместе с мозгами. Это определенно ваш случай. Если хочешь дожить до боя, предусматривай всё: начиная от дряни, которую положишь в котел на привале, до камней на дороге под колесами телег снабжения».
Против опыта умудренного летами человека свое новобранческое слово ставить не стоит, засмеют,  и Ральф никогда не пререкался с ним вслух. Но про себя считал, что уж кто-кто, а сын Констера после службы мозгами обделен не будет.
Дурью, как оказалось, тоже.
Кинув за ужином кость трактирному псу и минут десять чесав разомлевшее животное за ухом, Ральф никак не ожидал, что рыжая божья тварь проникнется к нему настолько нежными чувствами, что оказавшись за порогом холодной приморской ночью и почуяв знакомый людской запах, решит нанести визит вежливости в кусты смородины.
Приближающиеся шаги и тяжелое дыхание заставили бывшего вояку в первую секунду растеряться («Он что, обошел меня?»), а во вторую крепче сжать рукоять палаша и замереть. Будь такая возможность, он бы и собственное сердце заставил биться тише – в ночи казалось, будто этот стук непременно услышат.
Треснул сухой прутик под ногой неведомого врага. Еще ближе. Тяжелый-тяжелый вздох, харкающий кашель и… поскуливание, он не ослышался?
Стыдно сказать, но именно в этот момент он ощутил прикосновение страха. Невольно вспомнились казавшиеся давно забытыми страшные сказки об оборотнях, чудовищах и прочих ужасных тварях, выходящих в подлунный мир под покровом ночи, бродящих вокруг одиноких жилищ и подстерегающих запоздалых путников…
Когда пес, чье появление сопровождалось треском веток, проломился к его убежищу, палаш был вытащен из ножен примерно наполовину, а при виде довольной и такой знакомой морды Констер не смог сдержать сорвавшегося с губ тихого, но пестрого богохульства.
Не иначе как на языке зверей оно значило пожелание доброго вечера – пес, ничуть не смутившись отсутствия обрадованных возгласов в честь себя ворсистого, навалился на человека, виляя хвостом и весело скаля пасть. Как оказалось, он уже успел выкупаться в какой-то зацветшей канаве и сейчас спешил поделиться своей радостью со всем миром.
«Поиграть, тварь рыжая, хочешь?» - зверюгу, самозабвенно грызшую его запястье, удалось нейтрализовать парой ругательств, произнесенных успокаивающим шепотом, и почесыванием по брюху только после короткой, но яростной борьбы за право не быть обслюнявленным и задушенным крупной тушей. Умереть придавленным абсолютно счастливой псиной за кустом смородины в ожидании вора – такая смерть его совсем не прельщала.
«Нет уж, пес, я за пустой, но красивый пафос, не ты меня прибьешь!» - подумал он, с трудом спихнув с себя собаку. – «Только в бою, только с превосходящими силами врага, только с обещанием упомянуть в легендах, а не в забавных побасенках».
На пару минут снова воцарилась тишина, а потом уже тысячекратно проклятая до десятого колена рыжая зараза внезапно вскочила, встряхнулась, обдав торговца водопадом брызг, ила и мокрой шерсти и выскочила из-за кустов.
Торговец, матерясь сквозь зубы, снова обернулся к телеге и…
И как раз вовремя, чтобы увидеть девичью фигурку, рванувшую от телеги к лесу.
«Вор или просто любопытная селянка?» - это секундное промедление позволило незнакомке нырнуть в густую тень, а псине, внезапно увидевшей в потенциальном преступнике желающего поиграть с ней в салочки, с радостным рыком рвануться следом.
«А, к шейду!» - торговец вскочил на ноги и бросился вслед за девчонкой. То, как профессионально она петляла между деревьями, отмело его последние сомнения о праздном любопытстве и невинном желании поглядеть на диковины одним глазком.
- А ну стоять, паршивка, стрелять буду! – по громкости и стальным нотам в голосе Ральф сейчас бы мог без труда обскакать любого стражника на городских улицах, - Гальверг, хватай, она на прямо тебя бежит!
Выдуманный компаньон, чье только что пришедшее на ум имя он выкрикнул, мог вселить в убегающую уверенность в том, что у телеги пряталось несколько человек и испугать. Под властью страха намного легче не заметить корягу, овражек или того же пса, с треском ломящегося сквозь кусты, принять за человека. Лук и несколько заготовленных стрел остались под кустом, из оружия при нем был только палаш, но ворюге об этом знать совершенно необязательно.
Преследовать пришлось недолго - не успел торговец запыхаться, как между деревьями ему почудилась жемчужно-серая в темноте дымка тумана.
Ральф остановился. Об особенностях куастского климата он слышал, но преимущественно от путешественников в тавернах, а полагаться на их честное слово не любил.
Здесь очень тихо, а дальше сам шейд в шаге от себя ничего не разглядит. Значит, нужно не бежать, а красться и не создавать лишнего шума. В тумане вор далеко не убежит, но если остаться здесь и ждать, пока марево уйдет к городу, можно упустить мелкую и тогда ничто не помешает ей сбежать.
"Там я ничего не увижу, но если боги действительно любят спорщиков, торговцев и авантюристов, то смогу незамеченно подойти к ней поближе" - с такими мыслями Ральф, почти не колеблясь, шагнул в туман.

Отредактировано Ральф Констер (2012-02-02 03:53:09)

+1

6

Не плохо было так вилять в городском тумане. Молочно белый, или же местами почти черный он был похож на очень-очень-очень густой, чуть подветренный кефир не первой свежести, правда благо туман не смердел так как просроченное молочное изделие, но в данной ситуации девушка об этом жалела, ведь если верить громкому мужскому голосу он послал за ней вдогонку собаку.
«Нет… ну пожалуйста, почему опять я? Как же мне не хочется опять выпутываться из очередной истории, черт, я явно не самая везучая девушка в мире, но ведь не настолько"!
Девушка на бегу вихляла в тумане пытаясь удрать от невидимого (ну смотря относительно чего) преследователя.
Да, было страшно, но девушка как-то подавила в себе животных страх подначивающий с воплем ринуться вперед и размахивая руками юркнуть под безопасные стены города, а хотелось ведь не слабо, нет, сейчас девушка была скорее раздражена, что все идет не по ее планам и вообще катиться к чертям собачьим. Какая из нее воровка? Так смех да и только.
«Нет, все, решено, если я выберусь из этой передряги то меняю профессию…Да, точно меняю, скажем буду вязать или вышивать крестиком, а что? Вполне мирное занятие, да и может быть легально сумею заработать. Точно! Господи, если ты меня слышишь я обещаю перестать воровать у всех подряд и буду грабить лишь богатых, но все сворованное отдавать бедным. Ну п о ж а л у й с т а!» На счет религии девушка как-то никогда не заморачивалась, но не к обеду помянутый господь был единственным спасителем из таких передряг, иначе никак.
В тумане что-то плохо различимо темнело. Роща что ль? Выхода не было и девушка кинулась к расплывчатым силуэтам деревьев и в мгновение ока преодолела расстояние отделяющее ее от спасительных зарослей в близи оказавшихся помесью подлеска и густого кустарника в которых девушка согнувшись в три погибели старалась затеряться.
Усевший у более толстого дерева девушка закрыла глаза стараясь унять бьющееся сердце и унять дыхание. Неужели пронесло?

0

7

Рыжий пёс с сырой шерстью, скрылся в тумане, поэтому Ральф мог слышать лишь глухие шаги этой псины. Животное рыкнуло где-то впереди, и Констер понял, проклиная шейда, что нюх пса не подведёт торговца.
А пёс в это время, прижав морду к земле, направлялся в сторону чащи. Идя по следу неизвестной воровки, псинка выскочила из дымки тумана и рванула в сторону деревьев. Двумя большими прыжками огромный лохматый пёс преодолел расстояние до девушки, а затем упёрся передними лапами в землю.
Из пасти собаки капнула на землю слюна, вода стекала по его брюху, а лапы и грудь были чёрными от грязи. пёс расставил задние лапы, оскалился и начал презрительно и очень громко лаять.
Его лай, кажется, можно было услышать за несколько миль! В тишине ночных окрестностей Куасты только этот раздирающий душу лай выдавал Ивейн, скрывшуюся за деревьями. В лесу у собаки, так отчаянно защищавшей торговца и его товар, было преимущество перед хрупкой девушкой. Вдалеке послышались шаги Констера по пыльной дороге. Туман медленно отступал к городу. Где-то в Куасте донёсся лай других собак, приглушённый из-за расстояния и смога.
Пёс щёлкнул пастью, а затем прыгнул в сторону девушки, тесня её к деревьям.

0

8

Раздавшийся впереди лай заставил Ральфа снова перейти на бег.
Найти издававшую громкие звуки собаку не составило труда, а глянув в сторону, куда скалилась песья морда, он разглядел неудачливую воровку. Пожалуй, стоило поблагодарить пославшее четырехлапого помощника провидение. Не будь рядом быстрого компаньона с хорошим нюхом, Констер вполне мог пройти мимо импровизированного убежища, во мраке не заметив скрючившуюся фигурку у корней.
При виде торговца псина поубавила пылу, несколько раз взмахнула снова намокшим от беготни по лесу хвостом (снова обдав мужчину брызгами, за что заслужила новое яркое, но - увы! – нецензурное сравнение с издыхающей летхрблакой) и наконец-то умолкла.
Решив, что явно пользуется у псины авторитетом, который не помешало бы внушить второму действующему лицу на этой туманной дороге, Ральф поспешил добавить в голос побольше металла и предупредил воровку:
- Вздумаешь бежать – натравлю собаку.
Получилось слишком многообещающе: если незнакомка сорвется с места и махнет дальше по лесу, то собака последует за ней из принципа, а не по команде малознакомого человека.
«Будем надеяться, девчонка не знает, что я шавку первый день вижу» - Констеру совсем не улыбалось продолжать беготню по затянутой молочной дымкой чаще.
Он приблизился, оставив между собой и девушкой три метра безопасного пространства, и бросил на нее критичный взгляд. Тонкая черная тень на фоне серого ствола, бледный овал лица, темные одежда и волосы - вот и всё увиденное, но выводы оказались неутешительными.
«Действительно девчонка. И скорее всего действительно воровка», - вырвавшийся вздох был лишен намека на безумную радость в честь счастливого завершения дела. Одно дело – поймать серьезно набедокурившего преступника, совсем другое – столько благодаря прибившейся зверюге загнать в тупик перепуганную девицу, - «Не услышь я за эти дни о кражах от нескольких людей, подумал бы, что приятель меня разыграл».
Делая скидку на скудный свет, мешавший рассмотреть черты лица, телосложение и определить примерный возраст, бывший сержант не видел в представшей его глазам личности ни силы, ни решимости загнанного в угол зверя, ни опасности… Впрочем, в отношении последнего «не видел» не значит «нет» и рука Ральфа по-прежнему лежала на рукояти палаша.
- Так это из-за тебя, малявка, честные люди по ночам не спят?

0

9

« Черт, здесь чертовски неудобно!» Девушка заскрежетала от злости зубами, когда очередная ветка появившаяся из неоткуда и пропавшая в никуда  оцарапала ей щеку и довольно ощутимо ударила потом еще по плечу, или это уже была другая? Пытаясь тихо утроиться  между корней дерева (?) девушка ощутимо помяла вокруг траву, обскрипелась кустами и несколько раз довольно громко выругалась, забывая о том, что ей бы сейчас сидеть тихо и не выдавать себя. Но поздно об этом думать.
Откуда-то сбоку из тумана вынырнуло чудовище и, остановившись в полуметре от девушки, утробно завыло, явно намереваясь съесть несчастную воровку - неудачницу. Страшный монстр открыл огромную пасть с розовым языком, из которой текла на землю слюна, с боков чудовища что-то стекало. Грязно-рыжий сверху, он был черным там где располагалось подобие лап. Монстр раскрыв пасть утробно загавкал. «А, как мило, это собака, еще лучше». Лай собаки потонул в истошном визге девушки, которая в панике перед монстром готова была, наверное, залезть на дерево, под которым пряталась и без разницы, что оно было без веток. В тумане появилась еще одна фигура и, хотя девушка толком из-за дымки пока не могла ее рассмотреть, то, что незнакомец был в несколько раз выше собаки, предполагало, что это человек или.…О, или лучше было не думать, да это человек, обычный человек которому можно навещать лапшу на уши и убежать.
Хотя стоп,  о чем ты девушка, какой отвязаться – эта ужасная псина размером с дракона и жаждущая ее сожрать все равно ее догонит и съест ее и того кто в тумане, только… если они не заодно! Точно, ее сейчас поймают и съедят заживо.
От таких мыслей воровка скуксилась и молча стала ожидать свою судьбу в душе моля всех богов – людских и не людских, о которых она только слышала о том, что бы выжить.
- Вздумаешь бежать – натравлю собаку. – «Да ты читаешь мои мысли!».
Из тумана, разрушая все образы, проскочившие в голове за эти несколько томительных секунд, вышел довольно-таки симпатичный мужчина, возрастом, похоже, не намного старше самой Ивейн.
- Так это из-за тебя, малявка, честные люди по ночам не спят?
«Малявка? Да мне двадцать, с… Ну не будем о возрасте»
А зачем было натравлять этого монстра? -  машинально надув губы девушка поднялась отряхиваясь, но все же опасливо косясь на собаку и пока не решаясь сделать шаг от дерева, мало ли что ей на ум взбредет да и парень руку с палаша не убирает, опасно знайте ли злить такую парочку.
« по крайней мере меня поймал довольно таки милый охотник, или кто это хотя если бы это был всадник на белом драконе я была бы худа более счастлива, хотя бы без позора для себя войти в город под конвоем или куда они там затаскивают бедных девиц… Бесит, что просто нельзя было забрать эту шавку и отпустить несчастную воровку домой?» «Несчастная воровка» могла бы и не воровать, но кто же признается себе в том, что он просто неудачник не умеющий заниматься своей прямой работой и опозорившейся попавшись в лапы обычной дворняги и похоже даже не стража города.
-  Может быть, я просто по ночам люблю гулять в тумане и наблюдать за завихрениями дымки в полнолуние? – Язвительно отчеканила девушка.

Отредактировано Ивейн (2012-02-09 19:16:00)

0

10

Лучшая защита - нападение и сейчас загнанная в угол воровка пыталась обернуть дело иначе, передать роль оправдывающегося ему. То, как быстро она сориентировалась в изменившемся раскладе и перешла в наступление, явно заслуживало одобрения.
Однако в голосе торговца его не было. Он вообще выглядел на редкость мрачно: девушка не испугалась провала дела и говорить с ней придется иначе.
- А зачем было...
- Затем же, - Констер без лишней учтивости перебил монолог одного актера, -
зачем невинной девице, одевшись во все темное, подходить к моей телеге ночью. Причем когда в округе говорят о воре. И только скажи, будто ничего не знала - с ночной швалью разговоры коротки. Не заговаривай, девчонка.
- Сейчас из речи исчезло даже деланное дружелюбие, - Человек, ловивший тебя две ночи, может и в зубы двинуть.
Впрочем, вместо того чтобы замахнуться и исполнить угрозу, Ральф привычным движением выдернул палаш из ножен и присел на одно колено на расстоянии от незнакомки, не выпуская оружия. В темноте девушка вряд ли могла разглядеть детали мимики, но игравшая на губах улыбка была далека от дружественной. Он говорил сухо и без эмоций, словно зачитывал неинтересные и давно знакомые конторские книги какого-нибудь распорядителя портового склада - просто перечислял возможные ходы и их последствия, но воровке суть разговора должна была показаться более интересной.
Начиналось то, что он не любил: запугивание.
- Этот человек не станет блистать оригинальностью и соревноваться в пестрословии. Он задаст несколько простых вопросов, а если почувствует ложь, то за каждый ответ, который посчитает не достаточно честным, врунья будет терять по одному пальцу. Начнет с правой руки. Если врунья захочет убежать, он натравит на нее собаку и несчастное создание, любящее посмотреть на туман, лишится стопы. - Короткая пауза, дабы до собеседницы дошел смысл сказанного, - Но если она не станет злить несчастного человека, то не станет калекой.
Мужчина перебросил палаш из руки в руку, чтобы привлечь внимание слушательницы к стали, и продолжил:
- Не знаю, как насчет потери конечностей, но чувствовать шесть дюймов стали в плече очень неприятно и ужасно больно. А если невинное создание будет тянуть с ответом слишком долго или, что еще хуже, молчать, то придется заставить ее говорить. Можно пробить ладонь, раздробить лопатку - он было стал загибать пальцы, но решил избавить себя от неприятных уточнений, - вариантов масса, но почему-то допрашиваемые их не ценят... Итак, первые вопросы: как давно ты промышляешь, у скольких торгашей стянула, что именно и куда потом дела?

Отредактировано Ральф Констер (2012-02-11 05:33:55)

+1

11

- Я бы попросила не хамить, человек поймавший меня в два часа ночи может и сам оказаться матерым вором с хорошим опытом и мозгами, - перспектива лишиться пальцев на руках или оказаться в руках этого психа как подопытная игрушка не радовала и девушка пятясь назад и ударившись лопатками о ствол дерева уже всерьез подумывала о том, что выбор между голодной псиной или ненормальным мужиком очевиден - гораздо проще сейчас рвануть и спрятаться в камышах, да, точно, если есть туман есть и поблизости водоем, а там от собаки спрятаться плевое дело.
"Хам, ублюдок, оставь ты меня уже в покое, что привязался? Воров никогда не видел? Я же не реликвии императрицы украла, да и в конце-концов, почему я оправдываюсь? каждый зарабатывает на жизнь как умеет!"
- Давай позовем стражу они р разберутся, а еще и поинтересуются. что ты с оружием делаешь ночью за городом, да еще и угрожаешь безоружной несчастной девушке которая попросту заблудилась и не успела попасть в город до закрытия ворот - когда не остается другого выхода самое разумное сделать обвинителя виновником, начать атаку со своей стороны врать, врать и врать спасая свою шкуру любыми способами.
- Я ничего ни у кого не брала и хватит об этом, отстань от меня, псих - девушка сорвалась до крика сжимая от бессилия ладони в кулаки и тяжело дыша, глядя из подлобья на парня и понимая, что сейчас или ее загрызет собака или начнут выбивать зубы и отрубать пальцы.
"Еще и швалью назвал, совсем распустились мужики, какое вообще имеет право меня так называть, дворовой алкаш"

0

12

Блеф не принес результатов, только довел незнакомку до крика. В какой-то момент Ральф с ужасом подумал, что она вот-вот рванет через кусты в чащу и придется снова продолжать беготню, но ей хватило благоразумия... или страха перед собакой.
- За меня не беспокойся, я торговец и к тому же заключил пари в присутствии нескольких человек. Поручительство трех уважаемых людей, полагаю, снимет вопросы о моем появлении за городом ночью. Но сомневаюсь, что таковое найдется у тебя... - Он потрепал по холке ткнувшуюся в плечо собаку, давая девушке время собраться с мыслями, и спустя пару минут обратился к псу - Но о чем я? Ах, да, первая ложь у нее есть. Мы будем добрыми и один раз простим ей такую оплошность?
Пес пару раз неуверенно взмахнул хвостом, а Ральф пожал плечами:
- На первый раз вы прощены, благодарите рыцаря Гав-гав. Но теперь поблажки не будет, я по-прежнему жду ответы: сколько, что, чье, где?
Он чувствовал себя на редкость глупо. Тот, кто грозит, но не воплощает угрозу в жизнь, выглядит нелепо и произносимые им громкие слова очень быстро теряют вес в глазах запугиваемого.
На второй, третий, четвертый раз влепить допрашиваемой хотя бы несильную оплеуху всё равно придется, иначе она прекратит воспринимать опасность всерьез. Но бить девчонку? И ладно бы, если воровка, а вдруг действительно заблудившаяся путница решила заночевать под холстиной?
Увы, сколько Ральф себя помнил, его учили торговать, стрелять, держать клинок, командовать, но не отличать правду от лжи. Реакция девушки казалась вполне искренней и сейчас он всё больше склонялся к идее привести ее к воротам, а там узнать у часовых хоть что-то о новой знакомой. И, если понаобится, принести свои извинения настрадавшейся жительнице Куасты.
- Откуда ты вообще?

0

13

- Да не воровка я ... - уже под нос, осознавая, что с этим парнем бесполезно спорить, пробурчала девушка ковыряя носком сапога грязь. Ну что поделать, если ты такой упертый, как мне доказать тебе, что я воровка со стажем не являюсь таковой и на самом деле белая и пушистая, сама невинность которой только и надо, что позировать для картин и вышивать крестиком.
Надо было выкручиваться и сейчас было самое время сказать правду о ее происхождении и так далее и тому подобное. Конечно, лучше всего опустить детали и коротенько сказать кто и откуда, и почему здесь, да. так она и поступит.
- Я сама из Аберона - она старалась придать голосу уверенность, хотя сейчас не врала и говорила честно, но все же было страшно, что стражник ей не поверит и будет пытать, а это очень-очень-очень больно!
- Мой отец влиятельный купец и весьма интересуется новыми товарами со всей страны, поэтому я здесь! Куаста привлекательна для моего отца как торговый город и он отправил меня на разведку товаров, что и почем можно приобрести.
Для пущего эффекта чуть покраснеть и опустить взгляд в пол, ну приврала, но не многое, да и что там - отца торговца весьма приятно иметь хотя бы в мечтах, особенно если он любит свою дочурку всем сердцем и ждет и заботиться о ней, а не то что ее родной...

0

14

Рыцарь Гав-гав, упёршись передними лапами в землю, прижался к земле и тихо рычал, пока Ральф с палашом на перевес допрашивал незнакомку. С того момента, как парочка остановила погоню, прошло около десяти минут. Но даже этого времени оказалось достаточным для того, чтобы туман, окружавший путников, отступил к городу.
Где-то на стенах зажглись огни часовых: в городе наверняка услышали лай собаки.
Ральф и Ивейн не сводили глаз друг с друга, пытаясь найти истину. Однако бывший офицер имперской армии слишком внимательно сосредоточился на допросе, чтобы заметить приближающуюся сзади тень. Силуэт, крадущийся сзади, принадлежал человеку, определённо человеку.
... Куаста привлекательна для моего отца как торговый город и он отправил меня на разведку товаров, что и почем можно приобрести.
Констер не успел ничего ответить, потому что тяжёлый предмет ударил его по макушке.
Всё произошло слишком быстро. Силуэт принадлежал девушке. Она стояла за спиной Ральфа, держа круглый камень обеими руками. В её искажённом безумием глазах стоял страх и ужас. Тело торговца мрачно упало на землю. Из-за этого удара Констер мгновенно потерял сознание и упал без сил. Рыжий грязный пёс, заметив незнакомку, громко залаял, развернулся и начал прыгать в сторону напавшей. Но девушка только крепче сжала в руках камень, вонзил острые ногти в гранит. Она посмотрела на Ивейн, загнанную овечку, глазами, полными ужаса:
- Ты ... Ты в порядке?, - в голосе девушки, очевидно очень юной, слышалось беспокойство. Её слова было трудно разобрать из-за лая Гав-гава. Пёс зарычал и попытался вцепиться острыми зубами в руку девушки, но она ловко замахнулась сумкой, висящей у неё на плече, и ударила псину по морде. Пёс взвигнул, а затем, укусив невидимую цель, упал на землю рядом с Констером.
Девушка дрожала. Из рук выпал камень, она отошла от двух лежащих без сознания тел и ещё раз посмотрела на Ивейн.
- Я услышала вас, когда выходила из леса. Я подумала ... что он выманил тебя из города и решил надругаться над тобой! - незнакомка закрыла лицо руками и заплакала. - Я не хотела убивать его ... Я так испугалась ...

Ральф Констер пропускает Ивейн вперёд, будучи без сознания.

+2

15

Холодный туман окружил девушку и незнакомца, который уставившись на бедняжку, буквально пытал её расспросами о жизни. Ивейн держалась из последних сил, она вся дрожала то ли от холода, то ли от нервного напряжения. В воздухе повисла нагоняющая ужас тишина, будто острый коготь скрипел по стеклу. От такого напряжения мурашки бегали по спине, и волосы становились дыбом. Холодный воздух колол горло, клубы дыма вырывались изо рта Ви, её сердце колотилось в бешеном ритме.  Она уже предвещала развязку этой истории: если этот «купец» не лжёт, а он не лжёт и в своих намерениях уверен, то он схватит Иви и поведёт к своим друзьям. Кто-кто, а Ивейн прекрасно знала, какие могут быть друзья у купца стража, да местная охрана. Девушка понимала, как сложится её ближайшее будущее, её схватят и либо бросят гнить в тюрьме, либо казнят. И всё так бы и произошло, если бы так сильно надоевший девушке незнакомец, ни с того ни с сего не свалился замертво. Ви отшатнулась от падающего тела, ударившись спиной о ствол дерева, который до этого инцидента служил её прикрытием, в ушах Ивейн гулким эхом отозвался звонкий собачий лай. Тут девушка поняла, что пёс лает не спроста и вообще за этим нападением кто-то стоит, но как бы Иви не старалась она не могла разглядеть нападавшего.
- К-к-то здесь? – тихим и неуверенным голосом произнесла девушка.
Ещё пару секунд девушка стояла у её спасательного островка – дерева, не решаясь подойти ближе к человеку, который за несколько секунд сделал то, что Иви не могла сделать уже больше нескольких минут. Но вот она сделала пару неуверенных шагов навстречу нападавшему. Ивейн не без изумления заметила, что перед ней стояла девушка и довольно хрупкая. Было темно и туманно, поэтому Ви не могла разглядеть её внешность детально, но Ивейн показалось, что её глаза светятся, но потом, конечно, она поняла что это слёзы.
- Ты ... Ты в порядке?
Дальше события происходили так быстро, что Вив едва могла усладить за тем, что делается вокруг. Пёс решил напасть на обидчика его хозяина, и можно заметить, что это было не самое лучшее решение четвероного друга. Нападавший легко отбил разъярённого зверя сумкой, которая была закинута на плечо. Собака с глухим «вууу» упала прямо на сырую землю.
- Да что здесь происходит? – голос Ивейн не дрогнул, может быть потому что она была слишком напугана и ошарашена, чтобы паниковать.
- Я не знаю, кажется, в порядке… А ты как? И что ты здесь делаешь?
- Я услышала вас, когда выходила из леса. Я подумала ... что он выманил тебя из города и решил надругаться над тобой! - незнакомка закрыла лицо руками и заплакала. - Я не хотела убивать его ... Я так испугалась ...
-Не плачь, я… Я не знала о его намерениях. – уверенно соврала воровка. – Он был пьян, просто ужасно пьян. Кто знает, что он хотел? – Ивейн подошла к пострадавшему и опустилась на колени рядом с ним.
- Надо проверить, может он дышит?
Девушка не без труда перекатила его тело с бока на спину, немного отдышавшись, она решила разглядеть его лицо, чтобы запомнить её противника и вообще, чтобы в будущем держаться от него подальше.
Она откинула пару длинных прядей бронзовых волос с его лица, глаза мужчины были плотно закрыты. Ивейн наклонилась к нему и прислонила ухо к груди, сердце монотонно билось, будто на купца никто и не нападал вовсе, было слышно его шумное и размеренное дыхание.
- Как я и говорила, он в полном порядке, но знаешь лучше нам его связать. У меня в сумке где-то завалялась верёвка. - девушка начала рыться в своей дорожной сумке в поисках верёвки и пока Ив её искала, она наткнулась на небольшую плотную полоску тёмной материи. И это приспособим… Ловкими уверенными движениями девушка крепко обвила руки незнакомца не толстой, но зато очень крепкой верёвкой и завязала рот, найденной ей, тряпицей.
- Вот и всё. Теперь всё в порядке, ты можешь идти, я не хочу, чтобы из-за меня ты опять рисковала своей жизнью. Спасибо, ты спасла меня. Меня зовут Вивьен, кстати.

Отредактировано Ивейн (2012-02-20 20:16:09)

+1

16

Незнакомка стояла, закрыв лицо руками и ревела. Она разрыдалась в истерике, и это говорило о том, что она действительно испугалась. Но за здоровье ли Ивейн? Быть может, она испугалась того, что могла ненароком убить Констера и рыжего пса?
- Надо проверить, может он дышит?
Услышав эти слова, девушка всхлипнула и мгновенно перестала плакать. Вытерев лицо рукавом своего длинного платья, которое по цвету напоминало холщовую ткань, из которой изготавливают мешки с мукой, незнакомка присела на колени и осмотрела пса. Она не побоялась дотронуться до рыжего, проверяя состояние его головы.
- Как я и говорила, он в полном порядке, но знаешь лучше нам его связать. У меня в сумке где-то завалялась верёвка.
Отреагировав на слова Ви только кивком, девушка сняла с плеч сумку и поставила её на землю, чуть дальше того места, где находилось тело Ральфа. Пока Ивейн связывала Ральфа и для пущей уверенности завязала торговцу рот, незнакомка возилась со своей сумкой. Наконец, она закончила и повернулась.
- Вот и всё. Теперь всё в порядке, ты можешь идти, я не хочу, чтобы из-за меня ты опять рисковала своей жизнью. Спасибо, ты спасла меня. Меня зовут Вивьен, кстати.
Девушка помолчала, явно обдумывая слова Ви. Она была ниже воровки, а по её лицу было видно, что она была ещё и намного моложе.
- Я не уйду, - неуверенно проговорила девушка. Она переступила с ноги на ногу, а затем скрестила руки на груди. - Пока мы так далеко от города опасно находится по одному. В любой момент дружки этого алкоголика придут за ним из Куасты. К тому же мы не можем оставить их лежать на земле: ночами тут очень холодно, а пока туман не рассеется - бесполезно идти куда-то. Меня зовут Эмили.
В словах Эмили была правда: Ивейн не знала этих мест, рыжий или Констер могли в любой момент очнуться, да и в городе могли услышать лай и выслать за торговцем стражу города. Не стоило забывать и про диких хищников, обитающих в лесах Спайна. Про эти горы ходит много легенд, некоторые из которых полны ужаса и страха.
- Нам нужно развести костёр, чтобы самим не замёрзнуть и отпугнуть непрошеных гостей. - прошептала Эмили, когда вдалеке раздался протяжный волчий вой.

***

Прошло четверть часа, прежде чем Ивейн и Эмили смогли разжечь добротный костёр. Эмили, не смотря на свою недавно проявившуюся силу, оказалась довольно хрупкой и не смогла как следует раздуть искры в костре. Сидеть пришлось прямо на земле. Девушка заняла место слева от лежащих Ральфа и пса, поджав под себя колени. В свете костра ты смогла лучше рассмотреть её: чёрные волосы, заплетённые в колосок на макушке, простое платьев, висящие на поясе травы. Никакого оружия при ней не было. Черты лица её были не слишком женственными, вообще вся из себя она была не слишком привлекательная и врят ли претендовала на роль "Мисс Куаста". Достав ступку, она размяла какие-то травы и выложила получившуюся кашицу на ладонь. Затем девушка подошла к лежащему торговцу с большим опасением, чем к псу, и натёрла его макушку этими травами.
- Это должно снять оттёк и нормализировать кровоток, - почти в рифму проговорила Эмилии впервые за всё время улыбнулась. Присекая вопрос, она ответила, что помогает матери в цветочной лавке и неплохо разбирается в травах. - Это единственное, наверное, в чём я разбираюсь.
Затем, на удивление Ивейн, она подошла к псу и запустила пальцы в запутанную чёрно-рыжую от грязи шерсть. Она прошептала что-то, но разобрать эти слова было невозможно из-за шума костра. Натерев место ушиба собаки остатками трав, Эмили заняла своё место. Снова наступила тишина.
- Он преследовал тебя из Куасты? - спросила Эмили, указывая на лежащего Ральфа. - Ты ведь неместная, правда? Потому что все наши знают, что гулять ночью по лесу, да ещё и в такой туман - полное безумие.
Эмили снова занялась своей сумкой. Она достала оттуда что-то, закутанное в ткань, похожую на плащ, и прижала к себе.

Ральф Констер снова пропускает ход. Хотя, конечно, может описать сон, посетивший его этой ночью.

Отредактировано ГМ (2012-02-21 20:54:43)

+1

17

Ивейн продолжала сидеть у тела незнакомца, не сводя с него глаз. Пусть мужчина и был обездвижен, но он не был полностью обезврежен, а это мешало Ив расслабиться и наконец, забыть о её проблемах. Ви отодвинулась от купца, выпрямив уставшие ноги, и  отряхнув брюки от пыли, она подняла голову, вопросительно посмотрев на девушку.
- Я не уйду,-  взволнованным и дрожащим голосом произнесла девушка.
- Пока мы так далеко от города опасно находится по одному. В любой момент дружки этого алкоголика придут за ним из Куасты. К тому же мы не можем оставить их лежать на земле: ночами тут очень холодно, а пока туман не рассеется - бесполезно идти куда-то. Меня зовут Эмили.
Ивейн внимательно выслушала девушку, после чего она ещё раз окинув её взглядом, поднялась. В планах Иви не было находить себе ни товарищей, ни тем более энтузиастов, которые так и мечтают увидеть её голову на плахе. Что тут сказать воровка часто попадала в такие переплёты, но она терпеть не могла, когда за ней цеплялся кто-то незнакомый. Ей не хотелось никого впутывать, может быть поэтому она всегда так холодна и молчалива. Девушка редко подпускала к себе кого-то так близко, как Эмили, Ви сама не знала, почему она назвала незнакомке своё настоящее имя. Вив заметила, что девушка ожидает ответа, и поэтому решила не заставлять её ждать.
- Очень приятно, Эмили, - нельзя сказать, что Ви была безумно рада встрече с этой девочкой, фраза скорее была отчеканена из вежливости.
- Ты видно всё продумала и твои доводы, безусловно, основаны на здравом смысле, хотя я могла бы их оспорить. Но не стану.
Девушка отбросила с лица пару, выбившихся из хвоста, прядей. Подёрнув плечами от холода, Ив обернулась в дорожный плащ.
Она искренне не понимала, почему девушка так заботится о раненном ею же путнике, который в данный момент спокойно почивали прямо на земле. Если бы не верёвка на запястьях купца можно было бы принять его за спящего.
-Сколько тебе лет? И как ты оказалась за пределами города, особенно в такое позднее время?
Профессия Ивейн научила девушку никому не верить, даже себе. Ну а что взять с незнакомой особы, которая пять минут назад проломила здоровому мужчине голову?
- Нам нужно развести костёр, чтобы самим не замёрзнуть и отпугнуть непрошеных гостей.
Ив картинно закатила глаза.
– Ну конечно, нам же нечего бояться, нам нужно привлечь как можно больше внимания.- сыронизировала девушка.
Не смотря на просьбу Вив, Эмили всё же развела небольшой костёр. Подвинув пса и его хозяина поближе к огню, запыхавшиеся девушки уселись с ними рядом. Теперь Ивейн смогла рассмотреть девушку в свете костра. Дешёвенькое платьице, убранные назад волосы, никаких  украшений и оружия. Странно, что она здесь забыла в столь поздний час? Но Эмили удивила воровку ещё больше, достав из своей сумки какие-то снадобья, и после чего девушка принялась толочь их в небольшой ступке.
- Это должно снять оттёк и нормализировать кровоток.
Сказала девушка, нанося зеленоватую кашицу, на макушку лежащего без сознания купца. После чего Эмили решила всё-таки приоткрыть завесу тайны и рассказала немного о своей жизни.
- Он преследовал тебя из Куасты? - спросила Эмили, указывая на лежащего - Ты ведь неместная, правда? Потому что все наши знают, что гулять ночью по лесу, да ещё и в такой туман - полное безумие.
Ивейн приподняла брови
- Да, он гнался за мной из самой Куасты. И да, я не из этих мест. Если бы не этот, - девушка кивнула головой в сторону её преследователя, - то я бы выбралась отсюда, и всё было бы прекрасно. Поэтому когда он очнётся, он у меня ещё получит.
Ви подложила свою дорожную сумку под голову и легла на землю, она настолько устала, что ей уже не было холодно, а глаза буквально слипались. Она смотрела на ночное небо, которое было почти не разглядеть из-за тумана. Только холодное мерцание далёких звёзд сквозь молочную пелену намекало на то, что там сверху есть что-то и кроме этой бесконечной белой дымки. Девушка прикрыла глаза и задремала, но она всё равно слышала, как неподалёку чем-то шуршит Эмили. Ив иногда приоткрывала глаза, чтобы проследить за ней и за их пленниками.

0

18

Девушка продолжала сидеть, но сейчас она обняла себя за лодыжки и тихо дрожала от холода. Она не сразу ответил на заданный тобой несколько ранее вопрос:
- Мне 16 лет. Моя мать работает в цветочной лавке, но так же торгует в Куасте лекарственными растениями. Отец мой работает у одного крупного владельца кожевенной лавки, самой большой в Куасте. Это он подарил мне эту сумку.
Девушка снова помолчала, а потом продолжила: - Я собирала редкие травы для разных снадобий. В Куасте ожидается большая ярмарка, и мы с мамой хотели бы продать как можно лекарственных микстур. На обратном пути меня настиг туман, этот самый, и я заблудилась. Я думала, что иду в сторону города, а оказалось - в обратном направлении. Я забрела так далеко в Спайн, как никогда не заходила. Там я нашла ... Мм, неважно, я не могу тебе сказать. Я уже слышала, как стая волков шла за мной по пятам, но мне снова повезло, они не стали нападать на меня и не съели меня. Я была уверена, что видела их сверкающие в темноте белые пасти. Наверное, они увидели, что я была худая и невкусная, вот и не решались напасть на меня.
Эмили говорила спокойно, словно речь не о смертельной опасности, а о плюшевых медвежатах ил игре в куклы. То ли это была храбрость, то ли глупость. Девушка всхлипнула и посмотрела на пса.
- Мне кажется, я видела его в Куасте. Наверное, этот мужчина взял собаку, чтобы запугать тебя. Хороший пёс, только немного грязный.
Было видно, что Эмили не совсем понравилось то, что Констер шёл за тобой.
- Ты только сильно не бей его. Он, может, протрезвеет и извиниться перед тобой. Такое со взрослыми мужчинами часто случается, особенно, если они сидят в баре.
И снова Эмили говорила так, будто незнакомец гнался за жертвой не ради ужасных поступков, а узнать её мнение о порхающих с цветка на цветов бабочках.
В этот момент, когда снова наступила тишина, девушки услышали тихое мычание. Рыжий мужчина, связанный и с заткнутым ртом, начал шевелиться и издавать звуки. Ральф Констер очнулся.

0

19

Придя в себя, Ральф продолжал лежать с закрытыми глазами без движения. Причин этому было сразу несколько.
Во-первых, голова раскалывалась от боли, в уши будто ваты набили, и он не был уверен, что если прямо сейчас попытается встать на ноги, то не осядет обратно с головокружением и тошнотой.
Во-вторых, ему было холодно от долгого лежания на земле и он не мог понять, с какой дури лег спать, не расстелив хотя бы плащ. Рубашка и безрукавка оказались плохой защитой от ночного холода.
В-третьих, левая рука практически не чувствовалась ниже плеча. Так часто бывало после сна, если он неудобно ее подворачивал – после Пылающих Равнин она во многом стала привередливее правой конечности.
В-четвертых, правая оказалась заведена за спину и одеревенела от неподвижности и неудобного положения. Уже само по себе странно, и вовсе паршиво, если на занемевшем запястье слабо-слабо ощущается какое-то давление. Осторожно попробовав повертеть им, он добился только укола боли и всех прелестей онемения – руку будто полсотни иголок колоть начали.
В-пятых, при падении несильно ободрал щеку и разбил губу. Во рту чувствовался металлический привкус, а когда Ральф попытался коснуться запекшейся корки языком, чтобы понять насколько сильно, почувствовал плотную ткань.
«Девчонка», - сообразил торговец, - «На руки давит веревка, а рот чем-то завязан. О боги…» - это упоминание высших сил относилось уже к немилосердно болящей голове, не дающей сосредоточиться и восстановить в памяти всё произошедшее.
А восстанавливать, честно говоря, было нечего. Он говорил. Она пугалась и слушала. Она говорила. Он не верил и слушал. Всё. Теперь холод, веревка, ткань, боль в затылке и вопросы, на которые в такой ситуации невозможно найти ответ.
«Как? Когда? Она же всё время была на виду!»
Но по крайней мере одна задача вырисовывалась необычайно ясно: избавиться от веревки. Даже если ему оставили нож, возможность достать его невелика, а провернуть это незаметно и вовсе равна нулю.
Ватная тишина отступала, освобождая место звукам. Голоса и потрескивание веток? Или это у него в голове трещит? Нет, наверное, огонь. Не будут же люди сидеть в темноте. Да и размазанное светлое пятно, видимое сквозь веки, это подтверждало.
Говорили двое, один голос принадлежал его недавней воровке (теперь Ральф в этом не сомневался – не станет честный человек вырубать и связывать торговца… Но ведь сидеть рядом, когда можно бросить горе-охотника в лесу и бесследно исчезнуть тоже не рискнет, верно?), а второй он слышал впервые.
«Идиот. Их было двое! Куда я смотрел? И что делала эта треклятая собака? Она должна была почуять вторую…»
Пришедшая в голову догадка, как всё гениальное, была проста и запоздала: если только это не ее хозяйка. А раз псина не отреагировала своевременно, то всё именно так. И теперь расклад изменился: две девушки («Хотя шейд знает, кто еще рядом есть») и псина, которая теперь окажется не на стороне торговца, а в команде своей владелицы.
«Можно попробовать дождаться, пока они заснут или уйдут за хворостом, подкатиться к огню и подпалить ту дрянь, которой меня связали… Ай, нет, я же заматывал ладони, чтобы поводья и палаш не мозолили. Я сожгу их до костей раньше, чем избавлюсь от веревки».
Итак, оставалось только надеяться разболтать узлы настолько, чтобы выпутаться. А застигнутые врасплох девушки вряд ли успеют придумать новый подлый трюк и удача окажется на его стороне.
«Медленно», - сжать непослушные пальцы правой руки в кулак. Получилось? Отлично.
«Осторожно», - чуть повернуть кисть, проверяя насколько тугие путы навязала ему девчонка.
«Незаметно», - напрячь руки и едва-едва оттянуть веревку левым запястьем к спине, а правым от спины, чтобы ослабить веревки.
«Ослабить», - и раз за разом повторять это короткое действо, надеясь, что проделываешь его достаточно ловко, чтобы никто ничего не заметил. А тем временем услышать очень интересные вещи…
- Да, он гнался за мной из самой Куасты.
«Именно так, маленькая… милая девочка. Врешь? Ври, радуйся», - на языке вертелось словечко пестрее и крепче "милой девочки", но Ральф решил не искушать богов лишний раз. Жрецы говорят, небожители не любят сквернословов, а капелька божеского расположения ему бы сейчас очень пригодилась.
- Поэтому когда он очнётся, он у меня ещё получит.
Сложно сказать, что злило его больше: бахвальские угрозы от нее, так испуганно улепетывавшей по лесу, или то, как эта треклятая воровка покрывала чужое имя грязной ложью.
«Только если не ослаблю веревки раньше. Тогда мы поговорим иначе и уже в карауле стражников у ворот».
- Он, может, протрезвеет и извиниться перед тобой.
«Что-что?!!»
Увы, видимо самую интересную часть пересказа ночных событий Ральф пропустил, то ли находясь без сознания, то ли только-только начав приходить в себя.
«Итак, по ее словам я был пьян? О, благодарение небу, что мы наткнулись на девку, а не на патруль – я бы рисковал проснуться в тюрьме и неизвестно чего еще могла придумать перед стражниками эта…»
Он всё-таки не сдержался и мысленно с  расстановкой повторил все те слова, кои по его мнению очень подходили к личности ночной знакомой.
И боги не продремали, в очередной раз давая понять торговцу Ральфу Констеру, что они существуют и всё-всё знают.
От злости мужчина слишком сильно напряг левую еще не совсем послушную руку и чересчур долго продержал ее так, слушая лживые речи. Чем чреваты чрезмерные усилия для не способной на них конечности, он вспомнил только когда плечо схватило короткой судорогой.
Торговец охнул и совсем не конспиративно дернул веревку, чтобы выпутать руку и перевести ее в другое положение, но не преуспел. Единственное, что Констер смог сделать – перекатиться с левого бока на живот, едва не угодив в костер, совсем неудобно вывернуть здоровую, отчего заломило плечевой сустав и веревки врезались в кожу, но удалось хоть сколько-то безболезненно распрямить поврежденную и пережидать приступ, шипя в импровизированный кляп приглушенные тканью и оттого непонятные звуки.
Если в этом мире и были небесные силы вне граней человеческого понимания, то они, разобрав слова портовых богохульств, а отнюдь не раскаяния в неверном выборе выражений, тяжело вздохнули и махнули на человека рукавом.
Судорога унялась примерно за минуту-полторы, оставив во рту вкус крови из заново треснувшей корки на губе и по-прежнему невыгодный расклад на маленькой полянке близ дороги: веревки не поддались при предыдущем отчаянном рывке, а значит на избавление от них нужно время большее… Которого у него теперь нет. Играть роль бессознательного тела дальше было бесполезно и Ральф повернул голову к давешней воровке.
В обращенном на лгунью взгляде связанного мужчины, что-то неразборчиво пробормотавшего в повязку, читались злость и почти ненависть.

Отредактировано Ральф Констер (2012-02-26 03:38:31)

+3

20

Девушка поднялась и, подойдя к связанному, уже порядком измученному парню, присела около него на корточки. Как это странно. Они поменялись местами. Буквально час назад Ральф стоял напротив нее и угрожал, выпытывая искрение ответы, а теперь она сидит напротив связанного стража и решает фактически, что с ним делать. Ивейн робко подчиняясь внутреннему порыву сочувственно вздохнула, он итак сильно ушибся раз уж так долго был без  сознания, да и голова, скорее всего, у него не хило так раскалывается.
- Хочешь пить? – женская солидарность и жалость.
Девушка повернулась к новоиспеченной спасительнице и между делом, совсем не выдавая никаких эмоций, словно говорила о погоде, спросила – Эмили, зачем ты скрываешь это в сумке?
Дернула лопатками, что за черт, прицепилась как репейник.
- Он первым на меня напал, я даже не ожидала, что девушка, спокойно прогуливающаяся ночью у города, может оказаться жертвой психа.…Да убери ты руки! – девушка отдернула Эмили когда та потянулась снять кляп с Ральфа. Ничего нового он не мог им сказать, а начал бы только возмущаться и увиливать, так же как и сама Ив ранее. Все в этом мире возвращается. Не хочешь зла себе, не делай его другому, ну или не мсти вору пойманному с поличным.
Кстати  где-то здесь была собака, да черт с ней, беспокоится о шавке которая хотела ее съесть просто из любопытства, девушка не собиралась. Огромная. Грязная, слюнявая псина не вызывала в ней ни капли сострадания… нет, ну может малюсенькие сомнения по поводу сохранности и безопасности животного где-то внутри и плавали, но оо-очень глубоко и пока не претендовали даже на то, что бы влезть в мысли.
- Ты представляешь, из самой Куасты – еще бы чуть-чуть и я бы не выдержала такой гонки – девушка обидчиво хмыкнула.
Как вообще можно так себя вести, а еще по ходу дела страж.
Эмили, будь умничкой и окажись дурочкой, что бы хоть капельку поверить воровке, ну разве это так сложно? Всего-то пропустить мимо ушей пару совсем очевидных нестыковок и пожалеть бедную девушку оказавшуюся жертвой злого монстра желающего ее растерзать – ну чем не правдивая ситуация?
- И вообще, я проголодалась – в подтверждение желудок громко и требовательно заурчал.

+1

21

Эмили не могла не заметить, как Констер перевернулся и еле слышно замычал. На лице девушки читалось переживание, но она была по-прежнему уверена и, кажется, больше не боялась. Не было уверенности, что она полностью поверила в слова Ивейн, как не было уверенности, что она ей не доверяет.
Когда воровка упомянула о сумке, Эмили вздрогнула и бросила взгляд на свою сумку, подтверждая тем самым, что она что-то скрывает. Не получив возможности подойти к торговцу, Эмили села около пса и положила его грязную сырую голову себе на колени. Теперь все сконцентрировались около Ральфа.
- Мне кажется, я уже видела этого пса. У того толстяка в таверне. Я могу ошибаться, конечно же. Скорее всего этот страж именно там и напился. - Эмили говорила спокойно. Она гладила пса, который по-прежнему находился без сознания. Кажется, это была лазейка.
- Прости ..., - промычала Эмили, когда и её собственный желудок заурчал. - У меня в сумке есть горбушка хлеба и бутылка с водой, я сейчас принесу.
Эмили встала, бросила взгляд на Констера, который в это время с ненавистью смотрел на своего "тюремщика" и подошла к сумке. Присев, будучи спиной к Ивейн и Ральфу, травница начала рыться в сумке.

0

22

Ральф прикрыл глаза, несколько раз глубоко вздохнул и постарался взять себя в руки. Получалось из рук вон плохо и не последнюю роль в том сыграли новые слова воровки. Душевное равновесие торговца, изрядно истрепавшееся за вчерашнюю ночь пустого ожидания, нынче отказывалось брать верх над смесью из возмущения и раздражения, горчащей отчаянием и оставляющей в качестве послевкусия желание зло высмеять самого себя.
Мужчина бы действительно посмеялся, будь такая возможность.
Две ничем не примечательные девчонки. У них не видно даже оружия, только веревка и сумки. Судя по репликам, даже ориентируются в этих местах плохо. И уж совсем нулевые противники, если бы дошло до драки… Однако именно он, большую часть жизни проведший в лесах с луком и на истоптанной тренировочной площадке с палашом, лежит сейчас у костра со связанными руками, не имея возможности выпутаться. Однако именно он, вечно хвалившийся умением никогда не унывать и выходить сухим из любой воды, мол, «Бабку Безнадежность сто раз к шейдовой матери послал – до сих оную мать ищет!», сейчас может только слушать.
Сейчас больше всего на свете Констер хотел избавиться от веревки и послать эту воровку ко всей шейдовой родне. Можно не сто раз, хотя бы один-единственный, но так, чтобы она, наконец, замолчала...
И хотя мысли о праведном воздаянии за старательно очерняемое имя помогали отвлечься от лживых слов, они не приносили желаемой пользы. Поэтому Ральф, стараясь не прислушиваться к ним, задумался о вещах куда более важных.
«Она врет, да. Но зачем скрывать правду перед своей напарницей?»
Он опасался дать ответ на собственный вопрос – слишком уж тот обнадеживал и облегчал положение торговца, а оттого казался практически невозможным… Но Ральф Констер, раз за разом слыша вокруг авторитетное «Чудес не бывает!», продолжал верить если уж не в них, то хотя бы в исключения из правил.
«Они не напарницы!» - именно так звучал заветный ответ, - «Она врет, чтобы выгородить себя перед незнакомкой. Если покажется той невинной овечкой, то вызовет сочувствие, а от сочувствия до расположения один шаг. Тогда против меня будут настроены обе, но сейчас только одна - воровка!»
Догадка проливала свет на еще одну тайну: причину, по которой он остался жив и пришел в себя возле огня в неожиданной компании. Констер на секунду представил себя на месте ночной знакомой и понял, что сам бы либо оставил бессознательного связанного врага в лесу, где до него скорее доберутся звери и холод, чем люди, либо прорезал ему второй рот поперек горла. Но нет, воровке не нужен труп, потому что худший способ отвести подозрения – открыто желать свидетелю кражи смерти.
Как ни странно, не оптимистичный вывод «Пока рядом будет вторая, я точно останусь жив» вернул торговцу спокойствие и хорошее расположение духа… С поправкой на кляп и веревку, конечно же, но от них он планировал избавиться в ближайшее время. А для этого всего лишь требовалось поймать воровку в расставленную ею минуту назад же ловушку.
Услышанный разговор давал понять, что нынче ночью господин Констер обвинялся в нечестивых помыслах, появлении за городом после заката, нетрезвом виде и крайне неприятной физиономии. А сейчас на самой злополучной полянке в мире девушка, которая получасом раньше от души жахнула его булыжником, начинала раскаиваться в содеянном. Иначе как еще понимать подкупающее «Только сильно его не бей?». Дама хотела раскаяния? Дама его получит, не будь он имперским сержантом, человеком слова (в диалогах с самим собой Ральф предпочитал опускать «бывший», считая, что военная служба – это не рубашка, которую можно запросто порвать и сбросить, что если ты раз принес клятву, то слова «бывший» уже не существует)! Гордость подождет: если ему удастся перетянуть малышку на свою сторону, то жаждущая поучить его уму-разуму окажется в проигрыше.
«Хочу ли я пить?» - торговец открыл глаза и понадеялся, что его сильно запоздавший ответ спишут на последствия удара, - «Не так сильно, как избавиться от тряпки, а потом почти искренне и очень проникновенно перед тобой извиниться. Но раз чтобы напоить меня, тебе придется снять кляп, то будь уверена: я просто умираю от жажды!»
Ральф кивнул.

+1

23

«Ах, шикарно, значит это еще вовсе и не его собака, ну что ж товарищ стражник, поздравляю вас – вы влипли по самые уши» Она его просто так не отпустит, так же как и не отпускал он ее, да к тому же пусть благодарит – собаку же она на него не натравила, так какую-то девчонку, которая к слову сама решила помочь Ивейн даже не зная ситуации, спасибо, очень мило.
Кивнул. Умница, правильно рассуждает – что бы его напоить нужно вынуть кляп, если она вынет кляп то будет возможность закричать и позвать на помощь (хотя кого он решил ночью тут звать?) или попытаться переубедить Эмили в том, что виновник всего как раз не он, а сама Ивейн. Ладно, она сделает проще. В мыслях все представлялось очень даже легко – вынуть кляп, тут же сунуть вместо него горлышко фляги, вынуть флягу и впихнуть тут же тряпку… ну или намочить грязный кляп.
Воровка присев на корточки выбирала более реальный и существенный способ дать воды этому человеку.
- Я думаю, может быть нам отвести его в город и отдать старшему по званию? Пусть делает с ним, что хочет, хотя я не уверена, что за пьянство и нападение ночью на мирных жителей его погладят по голове.
Девушка поднялась и вернувшись к Эмили взяла у нее флягу и кусок хлеба, последний она разделила на пополам и скудную половинку отдала Эмили, ее же в конце концов еда.
-Спасибо.
Теперь стоило напоить пленника. И все же, как ни крути, а первый способ оказывался гуманнее и здравомысленнее, черт его знает, в чем этот кляп, вот ей бы было бы не приятно пить через грязную, вонючую тряпку.
Девушка вынула кляп и положив его на землю подле своих ног приставила флягу к губам пленника.
- Ты смотри без шуточек.

+1

24

Эмили всё это время внимательно следила за Ивейн и лежащим Констером. Она молчала, позволяя воровке сделать работу самой. Однако свой кусок девушка не съела и положила в карман.

0

25

Его противница какое-то время пребывала в неизвестных торговцу сомнениях…
«Нет, не так»,  - Констер поспешил одернуть себя, пока поток мыслей не свернул в не то русло, сбитый словом «противница», - «Если хочу выпутаться из этого переплета и извиняться с подкупающей честностью, нужно думать о ней хорошо».
Итак, его мучительница…
Спохватившись, мужчина в мыслях своих в первый и единственный раз поблагодарил девушку за тряпку – начинать знакомство со случайно вырвавшегося «Ах, чтоб тебя, ну никак хорошо не назвать паршивку!» было бы крайне неудачным и заведомо проигрышным вариантом развития событий.
«Мучительница? Нет, что вы! Эта заноза морготалова… кхм, прошу прощения, эта дама прекрасная ни в коей мере мне не вредит. И мне не хотелось минуту назад поприветствовать ее оплеухой. И вообще что я? Я ничего. Я виноват. Я извиняюсь».
В общем, «мамзель расчудесная» немного посомневалась и явно успела раскаяться в собственной доброте, запоздало вспомнив про несовместимость кляпа и фляги, но отступать было некуда и тряпку она сняла. Однако далеко не убрала, что Ральф не преминул запомнить.
- Ты смотри без шуточек. – В голосе противни… кхм, мучи… то есть расчудесной мамзели не было ни на намека на симпатию, сострадание или желание в ближайшем будущем облегчить страдания ближнего избавлением оного от веревок. Впрочем, Констер не сильно надеялся. Такое доверие следовало еще заслужить, а до того придется врать, лицемерить и сочинять сказки.
«Хорошо. Смотреть я буду без шуточек. Но речь без шуточек не обещаю! Эх... Ничего, если силы небесные действительно справедливы, то ей сегодняшняя ночь аукнется сторицей!»
Торговец послушно сделал несколько глотков. В горле действительно пересохло и простая вода в первые секунды показалась приятнее любого вина. Дернув головой, давая понять, что напился, мужчина закашлялся и хрипло проговорил:
- Это вам ничего не даст. – Фраза относилась к предложению сдать нарушителя стражам порядка у ворот. Но большего на тему стражи он не пояснил.
Торговец глянул в сторону второй девушки, пока молчавшей, и задал вопрос, обращаясь преимущественно к ней, поскольку во враждебном отношении воровки уже успел убедиться:
- Шейд побери, в голове один туман… Чтоб я еще раз пил ту дрянь?.. - первую часть реплики он скорее пробормотал, ни к кому не обращаясь и словно желая словами прояснить нечто важное для себя, - Кто вы такие? И что вообще случилось?
Недоумение подделывать не пришлось – он действительно не знал, откуда на самом деле взялась вторая. И пусть Ральф не очень хорошо представлял, что должен почувствовать пьяный, но уже протрезвевший человек, пришедший в себя в лесу неизвестно где неизвестно с кем и в веревках, он очень надеялся, что вопрос покажется незнакомкам достаточно логичным, чтобы на него ответить.
«Потом сделать вид, будто я действительно слишком много выпил вечером и перепутал воровку с кем-то другим, но помню всё слишком смутно. И извиниться, обязательно извиниться». 

Отредактировано Ральф Констер (2012-03-08 04:19:41)

+1

26

Кто? Я вас умоляю товарищ, не так уж сильно вам врезали по голове, что бы отшибло память, или все же… Нет, ну как хрупкая девчушка как Эмили могла вложить столько силы в удар да так, что бы не просто оглушить великовозрастного мужчину, но и лишить его какой-то части воспоминаний.
- Я Ее Величество Императрица Вторая Великая – девушка чуть склонила голову на бог разглядывая недоумевающее лицо мужчины и не двусмысленно  сжимая в руке тряпку. Может его опять лишь возможности говорить, а то мало ли – еще решит их уболтать, а сам в это время воспользуется моментом и сбежит.
- Ты сам кто будешь? Имя, прозвище, ранг, место службы – это-то надеюсь, тебе не отшибло в памяти?
Все же она скептически относилась к парню и не собиралась ему доверять. Еще бы! Он ее хотел пытать, а сейчас что? Надеется, что она возьмет, развяжет веревки и отпустит его на все четыре стороны с милой улыбкой, фи.
Какой бы хрупкой воровка не казалась на первый взгляд, она все же могла  когда хотела поднимать тяжести, вот и сейчас взяв за шиворот Ральфа, она резко привела его в подобие сидячего состояния и для полной уверенности, что тот не упадет на бок и не уползет гусеничкой в кусты подставила сбоку, мгновением ранее отобранный у Эмили, вещевой мешок. Там же вроде бы не было ничего острого, что могло бы распилить веревки, так ведь?
- Ну-с, я вас внимательно слушаю и попрошу сейчас сказать все как есть, милейший, вы не в положении что бы врать, никто не отменял рабовладельческий рынок, пусть и нелегальный.

0

27

Сложно было сказать, что испытывала Эмили к очнувшемуся Констеру: ненависть, отвращение, сострадание или переживание. В ночной темноте лица травницы почти не было видно. Эмили предоставила Ивейн всю работу с Ральфом, однако не могла не ответить на заданный ей вопрос.
- Я из Куасты. Ты был пьян и приставал к Вивьен. Потом вдруг упал намертво, мы тебя и связали сразу.
Эмили отвела глаза, хоть голос её и не дрогнул, когда она соврала. Конечно, было бы не самым лучшим сказать, что она с перепугу ужарила его палкой по голове, да потом заревела и забилась в истерике.
- Это твой пёс? - с интересом спросила Эмили, глядя на рыжего. В отличии от Констера, грязная псина и не думала подниматься и приходить в себя. Так ли хорошо с ним всё было?
- Рабовладельческий? - прошептала Эмили. но перебивать Ивейн не стала. Девушка посмотрела на свою спутницу, а затем снова глянула на пса.

0

28

- Я Ее Величество Императрица…
- Сгинь, нечистая сила! – шутка получилась натянутой и невеселой. И совсем уж плохо дела купца пошли после следующего вопроса об имени. Называться таким дамам не хотелось совершенно, а врать было слишком рискованно, - Коль ты… ох! – это она схватила его за шиворот и совсем невежливо вздернула, - Могла сказать, я бы сам сел!
Но девушки внезапно разговорились и Ральф счел разумным заткнуться. Лучше сначала выслушать доводы обеих сторон, а уже потом отвечать на вопросы и откровения, сыпавшиеся как из рога изобилия.
«Итак, пьян? Приставал? И просто без причины рухнул замертво?» - от тяжелого взгляда торговца и бури отразившегося в нем возмущенного удивления, по собственному мнению Ральфа, скисло бы даже молоко у кормящей матери. На свое счастье Констер прекрасно понимал, что глаза его выдадут и девушки сообразят сколь многое он помнит или хотя бы предполагает на самом деле. Например, головная боль. Есть разница между простой потерей сознания и оглушением.
«Подло, милая девочка, подло. Значит, на тебя полагаться нельзя и придется выкручиваться самому».
Самым логичным было бы обличить младшую во лжи, а названную Вивьен в клевете и воровстве, после чего попытаться их перессорить, но минуту назад он сам соврал, что был пьян. А хмельной голове чего только не привидится и любое обвинение разбилось бы о железный аргумент «Ты был пьян и сам признался». Признался ведь? Признался, не поспоришь.
Злость на явную ложь, коей воровка добротно завозюкала зеркальную гладь правды, нашептывала не те слова, которые разумно произносить в его положении, но сейчас неведомо отчего именно они казались наиболее правильными. И план, пришедший на смену первоначальному ("А, к шейду! Раз обе в сговоре, то терять мне уже нечего, получать свободу начнем наглостью!"), требовал вывести хотя бы одну из них из состояния душевного покоя. Как? Знамо как, словами.
Однако дерзости мужчине добавила совсем другая фраза – о рабском рынке. Ее ввернули зря, поскольку торговец тут же почувствовал себя свободнее в действиях. Простая угроза. Не потащат. И наверняка эти разнеженные горожанки даже не знают где искать невольничьи рынки.
Вопросы об имени и собаке Констер не удостоил вниманием вовсе и перешел в наступление. С извинениями, что немаловажно, правда последние тоже оказались в духе Ральфа.
«Никогда не стоит первым называться дурным попутчикам, ведь неизвестно когда и для чего они вспомнят твое имя. Вивьен слишком много наболтала о случайно встреченном Никто из Ниоткуда, чтобы переносить пятна на репутацию бродячего торговца Ральфа».
- Вивьен – это она? – он нагловато глянул на теперь уже не безымянную ночную гостью и скептично хмыкнул - Я приставал к ней, ты ничего не путаешь? Что ж, видимо действительно был слишком пьян. – особенно выделив "слишком", Ральф снова заговорил с Вивьен, - Скорее всего я спутал вас с кем-то другим. Признаюсь, – улыбка еще наглее взгляда, - Обознался. Но увидел ближе, испугался и в трезвенники записался. Надеюсь, до вмешательства доброй госпожи я не успел наговорить вам ничего дурного? Тогда мои искренние извинения помогут забыть это неприятное приключение как дурной сон. Инцидент исчерпан?

Отредактировано Ральф Констер (2012-03-11 18:27:17)

+1

29

Ральф уже давно наскучил девушке, поэтому она отошла от него, предварительно убедившись, что он  не сможет вскочить и схватить её или вдруг он что-нибудь ещё недоброе выдумает. Вообще Вивьен вела себя с ним как можно аккуратней, потому что она нечасто впутывалась  в такие истории и уж тем более она не привыкла так заводить новые знакомства. Ви подошла к стволу дерева у оперлась о него,  сон сняло как рукой. Тем более под недовольное ворчание Констера  вряд ли можно уснуть. Она снова подошла к нему и села на корточки.
- Сгинь, нечистая сила!
Ивейн картинно закатила глаза. Ей хотелось разглядеть его как можно лучше, Ральф каждым своим словом обращал внимание девушки на себя. Его нагловатая манера общения завершила начатое. Девушка схватила его за грудки и не без труда заставила сесть. Как бы там не было, любезничать она с купцом не собиралась.  Вив  всячески пыталась выказать свою антипатию к парню, нов то же время  она не могла побороть и свой интерес к нему. Девушка прекрасно знала, что он в полном порядке и всё помнит, и он точно знает, что не был пьян. Но чтобы там не было, Ральф не намекнул ни единым словом на то, что всё это время Эмили заблуждалась в Ивейн. И это заставляло воровку задуматься. Пусть лицо Ви не выражало никаких эмоций кроме отвращения и недоверия, но в её голове крутился целый вихрь догадок.
- Коль ты… ох! Могла сказать, я бы сам сел!
-В следующий раз так и сделаю.
Ивейн смотрела ему прямо в глаза и  его глаза полные ненависти и отвращения ещё раз подтвердили все догадки Иви . Ральф всё прекрасно помнил.
Ну что?Молчишь? Молчи.
Воровка поспешила воспользоваться минутной паузой и попробовать немного запугнуть Констера, хотя она прекрасно понимала, что из этого ничего путного не выйдет.
- Рабовладельческий? – неуверенно шепнула Эмили .
-Помолчи. Я придумываю на ходу. – в ответ шепнула Ви.
Девушка прекрасно понимала, что у неё ничего не выйдет, и сдалась без боя. Потому что если Констеру надоел весь этот спектакль, то он просто мог всё рассказать Эмили. И даже репутация жертвы не спасла бы Ивейн и сердобольная спутница освободила бы Ральфа и тогда уже с первыми лучами Солнца они вдвоём вели бы Ви в темницу.
Иви отвернулась от своих случайных знакомых и накрыла ладонью глаза. Я этих двоих знаю всего несколько часов, но я уже устала от них.
А тем временем Констер воспользовался тишиной и решил нанести контрудар.
- Вивьен – это она?
Услышав своё имя,  девушка резко повернулась к Ральфу. Она поймала на себе его наглый и оценочный взгляд.
- Я приставал к ней, ты ничего не путаешь? Что ж, видимо действительно был слишком пьян.
На лице Ивейн заиграла ухмылка, ей доставляло особое удовольствие представлять, как она хватает за грудки самоуверенного нахала и несколько раз ударяет его по лицу. Конечно для этого рыжего негодяя небольшой женский кулак – как слону дробинка, но всё-таки это хоть на несколько минут сотрёт с его лица эту хамскую улыбку.
- Скорее всего я спутал вас с кем-то другим. Признаюсь, обознался. Но увидел ближе, испугался и в трезвенники записался. Надеюсь, до вмешательства доброй госпожи я не успел наговорить вам ничего дурного? Тогда мои искренние извинения помогут забыть это неприятное приключение как дурной сон. Инцидент исчерпан?
После этих слов Вив поняла, что она зря надеялась на своё небезграничное терпение. Она в несколько шагов прошла всё расстояние, отделявшее её от Констера. Иви встала прямо над ним и присев на корточки, она снова схватила его за грудки, в этот раз она с силой навалилась на него, повалив на землю. Девушка не спешила опускать руки, она наклонилась ещё ближе к парню.
-Ещё раз я услышу от тебя хоть какой-то сарказм в мою сторону и я клянусь, что это будут последние слова в твоей жизни.
Брезгливо отпустив скомканную  ткань рубашки Ральфа, девушка отряхнула одну ладонь о другую.
-И я советую тебе заткнуться.

Отредактировано Ивейн (2012-03-11 18:46:49)

+2

30

Эмили чувствовала себя неуверенно, но старалась ни показывать этого вовсе. В этой перепалке между торговцем и воровкой она была, само собой, на стороне Ивейн, однако трудно было сказать, не сочувствует ли она Рильфу, которого чуть не пришибла получасом ранее.
Девушка не решалась вступать в разговор, и села около пса на корточки, гладя рыжего по шёрстке.

0


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Империя » Куаста