Эрагон. Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Другая территория » Перевалочный пункт. Крепости и замки


Перевалочный пункт. Крепости и замки

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://s1.uploads.ru/i/kmQBC.png

Крепости, фамильные замки и прочие строения, разбросанные по разным уголкам Алагейзии.

0

2

ГМ и Фулгрим.
Пограничная крепость с Сурдой, оплот приверженцев Гальбторикса.
Неделю сопротивляется захвату войсками Фулгрима.
Действие первое: Пленный на допросе у Фулгрима.

0

3

День был пасмурным. Тени выкрасили всё в серый цвет, не обделив вниманием как палаточный лагерь осаждающих, так и крепость осаждаемых. Ощетинившиеся кольями ворота, дозоры на стенах, неторопливо продвигающаяся постройка осадной башни, ныне достроенной примерно наполовину, то и дело взмывающие в воздух скалы, отправляемые практически без прицела в кренпость врага... Обыденная картина долгой, изматывающей осады.
Фиолетовые знамёна, развевающиеся над командным шатром наряду со знамёнами Насуады были видны со всех точек лагеря, и сейчас к ним двигались сразу две группы людей. В первой слышался гам, звуки ударов и крики презрения - в этой толпе вели имевшего неосторожность попасться прямо в руки карательного отряда лазутчика, прикрывавшего отход своих же бойцов от одного из полевых складов Империи. Утащить то они смогли не так уж и много, но потеряли... Более чем достаточно.
Вторая же группа людей шла подчёркнуто чинно и спокойно - там шёл инженер этой крепости Викуно де Личчига, пожилой, но ушлый и хитрый старик, из которого выбить информацию без запрещённого по отношению к нему рукоприкладства было почти нереально, а также командир новоимперского "Бореалиса" - полка, пока что не зарекомендовавшего себя практически ничем - сэр Люций Бореаль, прозванный бойцами "Вечный Люций". Его же сопровождала ретюна почти из десятка солдат под началом сына Люция, гордого сержанта Новой Империи.
А в самом шатре ожидал обе этих разношёрстных компании сам Эррас Фулгрим, сидящий за большим дубовым столом, укрытым картами, планами, чертежами и посланиями из Империи. И всё яснее и яснее он понимал, что это назначение оказалось ни чем иным, как скучной работой с протиранием его светлейшей задницы о бархат кресла.
"То ли дело было при Императоре... Работа была в удовольствие, и предписание было лишь одно: "Уничтожить, любой ценой, потеряв менее половины бойцов". И исполняли же..."
Когда с одной стороны шатра открылась дверь, и два Феникса втащили внутрь изрядно побитого и покрытого не самым приятным набором нечистот человека, Эррас поднял голову от карт и, пока пленника привязывали к стулу, спокойно и холодно его осматривал. Об этом человеке они почти ничего не знали - и именно работой Эрраса было выяснить, кто он, кем он приходится в крепости... И так ли хорошо он понимает ситуацию.
Когда же внутрь вошла и вторая процессия, Эррас жестом попросил их рассаживаться по загодя расставленным кругом вокруг пленника стульям. Теперь было важно лишь одно - расколоть этого человека, выудить правду и добиться подчинения. Тогда можно было бы и начать подготовку к основному штурму.
- Прошу меня простить за то, что объясняю и так понятные вещи... - Эррас поднялся из кресла, кивая палачу, как раз готовящему свои инструменты в углу шатра - ...Но вы, мой друг, оказались  в крайне печальной ситуации. Вас поймали за содействием осаждённым нами бойцам, не признающим само собой разумеющуюся власть оружия, власть завоевавших эту землю Варденов. - Наполнив бокал вином, Эррас, опёршись спиной о стол, пригубил немного напитка аристократов и, улыбнувшись, заключённому, продолжил - Вы можете с лёгкостью очистить своё имя, лишь назвав его нам и дав показания о гарнизоне и укреплениях крепости. Ну, и заодно рассказав несколько дополнительных мелочей. Ничего серьёзного. А заодно, тогда я был бы рад с вашей помощью всё-таки добиться аудиенции у лидеров повстанцев. - Подойдя ближе к связанному по рукам и ногам пленнику, Фулгрим предлагающе покачал кубком и, поднеся его к губам пленника и наклонившись, едва слышно прошептал: Ведь дело наше во многом общее... - Отойдя от пленника примерно на три шага, Эррас, покачивая бокалом вина, почти с сочувствием созерцая жалкое зрелище, которое представлял из себя этот человек, пойманный, избитый и связанный, ждал ответа.
"И почему у повстанцев не хватает ума послушать досужие сплетни и отыскать единомышленников?.."

0

4

Лея:

Каменные своды над головой.  Холодный земляной пол передернутый тонкой пленкой лаги. То там то тут виднелись  островки белого прозрачного моха больше похожего на  куски старой змеиной шкуры.
В помещении стоял удушливый запах кислой капусты и сырой шерсти.
Без стен оно состояло из четырехугольных колон и арочных сводов, на каждом столбе виднелись  железные кольца под факелы и даже черная копоть на камне, но самих факелов в помещении было лишь два, по правую и левую стороны от драконихи возлегающей в центре на каменном постаменте. Лапы были окутаны цепями, вбитыми в кольца на полу, а морду оплетал толстый намордник из грубой ткани, так же глаза рубиновой укрыли черной тряпицей смоченной в воде и закрепленной ее закрепили за шипы и под мордой, что бы в случае пробуждения ящер не сбросила с себя ткань.
- И долго нам здесь сидеть -  черный капюшон скрывающий лицо шелохнулся в такт ритмичному движению головы и перестуку пальцев по каменной плитке. Мужчина, а это был он, сидел на согнутой лапе Лейруору  и курил трубку впуская колечки серого дыма, которые однако быстро превращались в облачка и не стремясь подниматься к потолку кружили у его головы.
- Песья мать его знает, как обычно, пока не прилетит начальство.
Противно засмеялся его напарник выходя во свет.

0

5

Фулгрим

- Сучьи дети, я ничего вам не скажу,- мужчина плюнул под ноги тому, кто по логике здесь был страшим и злобно осмотрел всех.
- Вы можете меня бить и пытать, но я все равно ничего не скажу таким выродкам как вы. Он был великим человеком, а вы разрушили так тщательно продуманную империю. Вы и ваш всадник просто сучьи дети, жаль вас не утопили при рождении! – мужчина зашелся истерическим визгливым смехом, казалось он безумен, но он то знал, что после смерти его ждет зе5мля богов и бесконечное счастье. Они сражались во славу Императора Гальбаторикса и умирали за его честь и слово, сказанное им. Большая часть тех, кто сейчас держал оборону добровольно  оставили свои семьи и взяли в руки оружие зная, что рано или поздно они умрут. Все мы умираем, но кто-то предпочитает делать это дома в окружении семьи, а кто-то  жаждет смерти война с кровью на губах и запахом металла в ноздрях.Мужчина рыпнулся было, но крепкие руки солдат удержали его и так порядком потрепанного да еще и добавили пару тумаков, от чего пленный закашлялся и обмяк в руках.
За спинами собравшихся заколыхали подолы палатки и в помещение зашли еще двое солдат держащие яростно брыкающуюся девушку, одетую в мужскую одежду и броню. Белые волнистые волосы были, наверное, собраны в хвост или убраны под шлеп, но теперь разметались по плечам. На вид девице было лет семнадцать от сила, хотя под слоем копоти и грязи было трудно понять, сколько же лет дикарке старающийся  если не пнуть, то хотя бы укусить  кого-то из мужчин. Заметив мужчину, она резко дернулась, и, вскрикнув, всплеснула руками. Сейчас она была похожа на раненную горлицу, спасающуюся от надвигающего охотника.
Воин дернул рукой и девушка  на миг приподнятая над землей замолкла замерев и испугано глядя на окружающих.

0

6

Фулгрим тяжело вздохнул, выслушивая речи истинного смельчака, возможно, именно того человека, который был нужен ему, в общем-то, такому же бунтарю, пусть и прячущемуся за маской подчинения Насуаде. Когда же ввели девушку, он с усмешкой жестом остановил надвигавшегося на пленника палача.
"Что же, каким бы прекрасным воином ты ни был, слабости есть у всех..."
- Ещё одна лазутчица? Прелестно. - голос Эрраса из дружелюбного стал холодным, даже не намекающим на возможность пощады от него. Бытие лорда обязывало его выполнять вещи и похуже той, что предстояло сделать сейчас...
- Дорогие мои повстанцы... - Злая усмешка искривила его лицо, пока он садился в обитое фиолетовым бархатом кресло. - ...Мы оказались в ещё более интересной ситуации. - Изящные пальцы переплелись, сам Эррас подался вперёд, чуть поверх рук осматривая своих пленников. Другие же присутствующие начали в удивлении переглядываться, силясь понять, что будет делать лорд.
А лорд, чуть подумав, медленно потянулся за вычурным лёгким арбалетом, стоявшим близ его стола. Столь же медленно, издевательски изящно и легко, он поднял оружие и положил его на стол, болтом к пытающейся вырваться из рук люда девушке, всё более и более ему напоминавшей былую его сестру по оружию - Эльзу Киррс, простолюдинку, желавшую стать рыцарем. Лет пятнадцать уже не было Эльзы, но столь поразительная подобность... Заставляла задуматься. Особенно в связи с тем, что служила Эльза у его названного брата, лорда Серой Ложи, прозванного Сангвин, Кровавый. Ублюдка, воплощавшего в себе все лучшие черты воина и человека. Худшего врага и лучшего друга Эрраса. В конце концов, старшего его брата, во всём Фулгрима обгонявшего.
"Бастардка?.."
Чуть помедлив, Эррас перевёл арбалет на сидящего лазутчика. Голос его в первый миг мог показаться неуверенным, но потом опять обрёл твёрдость, пусть и звучал не жёстко, а рассудительно.
- Я буду честен с вами. - С лёгким вздохом, Эррас посмотрел на девушку. - Дитя, я убью кого-то из вас. Не со зла, а лишь потому, что вы молчите. Могу убивать долго, пропитав вашей кровью весь шатёр и пресытив ваших союзников криками боли... Могу убить быстро, но за это придётся поплатиться информацией. А могу и совсем не убивать, но тогда вы должны быть послушными, хорошими пташками и пропеть мне все известные вам сведения. - Эррас подал знак своему палачу и предупредил того, чтобы он приступал к работе над мужчиной, если никто не начнёт говорить.
- Я ценю честность и честь, и потому заявляю - начавший говорить обретёт жизнь, а потом и свободу. И тем же самым он обречёт своего соседа на смерть, быструю или же мучительную, зависит от его слов. Если же вы начнёте говорить вместе - вы будете выслушаны по очереди. - Он погладил рукоять арбалета - Что же... Пойте, господа лазутчики, просыпайтесь и пойте...

0

7

Мужчина слабо вздохнул и с трудом поднял голову. Появлению девчонки он удивлен особо не был, просто до последней минуты надеялся, что ей хватит ума не идти на поле боя и отсидеться с другими женщинами в замке. Что ж, не досмотрели опять, что ж взять, в ней течет кровь война, разве такую строптивую удержат четыре станы и старые няньки?
- Сволочь, ребенка не пощадишь ради своей слепой веры, - кровь густо капала на пол из сочившейся на плече раны смешиваясь с землей.
Хотя пусть, пусть он лучше их убьет обоих, чем только его. Мужчину можно сделать рабом, а вот девушку можно сделать наложницей, а раз так, то смерть куда более гуманный выход из положения, чем загубленная девичья душа.
Обессилено повернув голову, мужчина постарался мягко улыбнуться, но вышло как-то криво. Будь что будет, смерть двоих во спасение сотен ничто.

Девушка шарахнулась в сторону, как только холодный кончик болта переместился в ее сторону, но не проронила, ни звука, лишь тихо замычала, жалобно глядя на пленного, словно извиняясь за то, что оказалась здесь. Будь проклят тот момент, когда она прокралась, и в рядах армии, выступила защищать крепость от врагов Империи.
Она боялась человека в кресле, он казался ей чем-то чужим, не от мира сего. Что по сути сделал их оплот? Ничего, они жили себе, спокойно перебиваясь с хлеба на квас, и изредка кто-то из старших мужчин отъезжал по делам в город, так почему же эти люди сейчас убивают ее друзей и рушат ее дом?
Это не правильно!
Из глаз полились слезы, мокрые дорожки на грязном лице выглядели еще чернее и нелепее. Всю жизнь Император им помогал, охранял и защищал, а потом пришел всадник и они остались одни на грани выживания в холодной стране без права на свободу! Девушка резко дернулась в руках, высоко задирая подбородок и распрямляясь, в какой-то миг в ней проснулась ненависть к этому мужчине считающему, что ему позволено решать кому жить, а кому нет. Пускай, он убьет ее, но тем самым она спасет  своего друга и, по крайней мере, она умереть с высоко поднятой головой, так и не выдав сколько солдат и где они базируются, а так же кто сейчас находится в подвалах крепости, пусть хоть они завершат свою миссию во благо богов.

Мужчина сухо усмехнулся.
- Не думай, что запугав нас, ты добьешься своего. Никто из нас двоих и никто из тех, кто сейчас остался в замке или сражается за жизнь в нем, ни скажет тебе, ни слова и предпочтет смерть, чем предательство. Наши женщины и дети в безопасности, а это самое главное для нас! Пока жива вера в Императора, жив и сам Император!

0

8

"Почему самые верные дети Империи всегда оказываются в руках фанатиков?! Мне не разговорить этих двоих... Видимо, выход лишь один. Хотя..."
Фулгрим замолк и замер, сжимая руки в кулаки. Его лицо стало каменным, а глаза сузились, словно он высматривал пятна в стене шатра.
- Всем. Выйти. Вон. - Люди зароптали, не понимая приказа Лорда. Эррас же понимал, что делает, фактически, политическое самоубийство, так просто выгоняя из своего шатра во время допроса столько псов Насуады. Но это было не самым важным сейчас. Этим собакам всё равно не уйти от стрел Фениксов, если они вздумают роптать или же сбежать в Урубаен.
- Ходор... - Он указал на палача. - Ты и капитан Бладфлаг, останьтесь.
Когда все вышли из шатра, Эррас подозвал к себе Бладфлага, как раз привязавшего девчонку к стулу и проверившего путы пленника.
- Не пускай никого к шатру. Никто не должен меня услышать. - Сказав это и жестом приказав молчаливому Флагу исполнять приказ, он повернулся к палачу Ходору.
- Ты служишь мне не первый год, Ходор. И ты нем. И не умеешь писать. Именно потому то я тебя тут и оставил. - Эррас передал палачу свой меч. - Защити меня если эти люди попробуют напасть. И забудь всё, что ты тут услышишь.
Отдав все эти приказы, Эррас, сразу слово постаревший на пару лет, тяжело опустился в кресло и скрестил руки на груди.
- И что вы, собаки, знаете про Императора?.. Я - лорд Эррас Фулгрим, глава Серой Ложи, некогда - правая рука Гальбаторикса, один из Восемнадцати Примархов! - С удивлением он отметил, что сам чуть не сорвался на крик. Отшвырнув от себя арбалет, Эррас, поднявшись из кресла, вплотную подошёл к своим пленникам.
- Мне не нужна ваша вера в богов. Не нужны ваши люди, не нужно убивать ни вас, ни тех баб, что вы прячете в подвалах. Мои Фениксы сторожат ваши поселения, в меру сил не позволяя псам Насуады их грабить. Мне нужен лишь дракон, которого ваши возомнившие себя жрецами Саккары маги захватили в плен и теперь держат в вашей же крепости. - Фулгрим распорол путы, связывавшие девушку, и передал ей кинжал.
- Освободи своего... Друга. И сейчас вы всё мне расскажете, чтобы мне не пришлось вырезать и сжигать здесь всё подчистую.
Фулгрим опять сел за свой стол, цепко наблюдая за пленниками.
- Как Светлый Лорд Новой и Старой Империй, я, Эррас Фулгрим, требую от вас правды. - Ситуация, так резко поменявшаяся, начинала ему странно нравиться...
"Тебя ждёт плаха, Эррас, если хоть кто-то об этом узнает... Хотя... Нет, не посмеет Варденская Шлюха. Серая Ложа - это половина ресурсов Империи в руках верных Фулгриму лордов, удерживаемых лишь смертью Гальбаторикса. Любая попытка нарушения отношений хоть с кем из них - и Новая Империя окажется перед перспективой кровавой гражданской войны, что на фоне нищенства Варденской власти и богатства Ложи вскоре окажется истреблением сытыми и снаряжёнными армиями полчищ голодных оборванцев, дезертирующих по первому зову."

0

9

Всем. Выйти.Вон
Девушка испугано шарахнулась в сторону и, споткнувшись, чуть не упала, но была вовремя оттянута мужчиной в сторону стула, куда в последствии ее и крепко привязали.
Ага нервничает. Ей нравилось видеть как жесты мужчины выдают его нервы. Сжатые в кулак руки, срывающийся голос. О боги, да что ты устраиваешь зрелище? Возьми арбалет и убей, тебе не в первой так делать, грящный убийца.
Ободительно подмигнув и улыбнушись другу краешками губ, пленница с готовностью развернулась лицом к тирану, если он хочет выбить из одного правду путем пытак другого у него ничего не выйдет. Она первая кинется на меч облегчая задачу, ну или так сделает друг, не важно.
- Один из восемнадцати, ха, рассказывать сказки детям будешь, император был не настолько глуп, что бы подпускать к себе прихвостей Насуады или тех кто способен его предать!
Мужчина с чувством топнул ногой. Вот еще, новости, будет ему сказки расказывать прихвостень Насуады, пусь дурит голову своим людям и устраивает им спекталкли, а ему не надо, не ребенок и  не слепой щенок.
- Ты никогда не помогал ни нам, ни провинциям, тебя не было в тот момент когда император пал, так же как и не было и других ваших лордов. Вы сдали страну глупой девченке и теперь грабите людей отбирая землю.
Девушка попыталась отстраниться от человека в дорогих одеждах, но не особо это у нее вышло, однако, вопреки ожиданиям путы на руках были сняты, а весьма удобный кинжал лег в ладонь. "Ничего не расскажу мразь"
Девушка ловко орудуя затекшими руками сняла путы с друга и молча задалась вопросом как он. Мужчина слабо кивнул растирая запястья и выпрямлясь. Храбрая девченка, не боится смотреть на этого лорда сверху вниз и кидать ему вызов.
Девушка распрямилась закрывая плечом мужчину, но тот легко отстранил ее и вышел вперед сам, не спуская, в прочем, глаз с палача.
- В замке нет никакого дракона, если бы ящера ввезли мы бы видели. Да, жрецы вернулись не так давно, но с ними была лишь маленькая тележка явно не выдержавшая бы веса даже маленького дракона.
Мужчина не лгал, говорил то, что видел, не больше и не меньше, при желании Фулгрим мог бы с легкостью проверить лжет он или нет.
Однако девушка, до селе ухмыляющаяся и с вызовом глядевшая прямо в глаза пленителю, как - то странно отвернулась уставившись взглядом в пол, и уж как - то совсем подозрительно принявшаяся изучать свои ботинки покрытые кровью и пылью.
Мужчина недоумено оглянулся на нее, но промолчал, нету в замке дракона, что за берд. Даже если бы и был то его негде было бы развместить, все помещения меньше двух метров в потолке, а подвалов в замке отодясь не было.
К какое тебе бело до жрецов. Всадник очистил Хелгринд от богов и теперь жрецы такие же люди как и мы, просто скорбящие по ушедшей вере.
Пленница тихо засопела и сделала несколько пасов руками в сторону палача, остановилась и вопосительно глянула на того ожидая реакции.

0

10

Люди, столь агресивно говорившие с Фулгримом не могли знать лишь одного - того, что Эррас не любит прощать людям глупости. И грубость. И также они не знали, что и с левой стороны от стола так же стоит такой же арбалет, который сейчас Фулгрим одним ловким движением выхватил и, почти не целясь, выстрелил в мужчину, пробив облегчённым, но широким, специально для беззащитной добычи, болтом, ему шею. Ходор же, пользуясь секундной заминкой и отвлёкшейся девушкой, быстрым ударом выбил кинжал из её рук, попав самым концом меча ровно по выступу почти на самом драконьего клинка конце. Бладфлаг, появившийся так же внезапно, как и арбалет в руках Фулгрима, набросил девушке на шею петлю и вскоре они вместе с Ходором привязали вырывавшуюся бестию к стулу, обратно. Всё это время Эррас с пробирающим холодом до костей взглядом смотрел, как медленно вытекает жизнь из всё ещё бьющегося в конвульсиях мужчины.
- Ему больно. Очень больно. И холодно. Холод пробирает его тело, оно немеет и прекращает подчиняться... Но он не хочет сдаваться... Совершенное зрелище, битва крысы и львицы. Ты не сможешь меня простить, храбрец, но нас рассудит Император в Волчий Час. - Кивнув Флагу и Ходору, уже привязавшим девушку обратно, Эррас неспешно подошёл к мужчине и быстрым ударом клинка, выроненного девушкой, прекратил его страдания.
- Его смерть - твоя вина. Ты показала мне, что он не знает ничего. А ты знаешь всё. - Ходор уже, подсуетившись, притащил к стулу свою палаческую сумку, за что получил благодарный кивок Фулгрима и щербато улыбнулся, закатывая рукава рясы. Эррас же сел на одно колено перед девушкой и положил ладонь на её руку. - Я не люблю видеть, как умирают гордые сыны Империи. Особенно не люблю видеть их смерть от рук палача. Самый плохой выстрел зарвавшегося белобрысого предателя лучше тысячи часов мучений и угрызений совести от того, что ты всё же сдался... - Клинок с рукоятью из кости дракона описал аккуратную дугу и замер в миллиметре от зрачка девушки. - Кем бы вы меня не считали, я - лорд Старой Империи. А Старая Империя ковалась в крови невинных. Да простит нас Император... - Убрав клинок в ножны, Эррас, отвернувшись, подал знак палачу, который принялся разворачивать свой ужасающий инструментарий. Щербатая улыбка палача, явно наслаждающегося тем, что ему предстоит кого-то пытать, наверное, ещё долго будет висеть перед глазами этой девочки, если ей хоть раз посчастливиться получить передышку меж кажущихся бесконечными мучений... А Ходор умел довести человека до того, что почти разобранный на органы, тот продолжал жить и говорить. Жаль, что это его обычно уже не спасало.

Чем-то похоже)

http://s1.uploads.ru/t/dsy9G.jpg

Отредактировано Фулгрим (2012-08-30 21:55:24)

0

11

Девушка тихо вскрикнула,но не успела даже моргнуть как кинжал из ее руки был легко выбит мечом воина, а она и забыла о нем...
Мужчина лежал на полу, под еще теплым телом растекалось маслянистое бордовое пятно. Неспешно, как сытая змея, оно увеличивалось. Казалось, что оно ищет мести за тело и если сейчас коснется живого, то заберет его с собой на тот свет.
Натужно заскулив, девушка извиваясь на стуле, старлась поднять ноги от земли.
Это ее вина. Только ее вина. Она выдала себя, а значит и его. Боги, это не правильно! Если бы она не пошла, Карл был бы жив, она бы не подставила его, сон бы сказал бы, что не знает и ушел восвоясии. У него остались жена и дети, там, в замке, кто теперь их прокормит и защитит?
Неожидано теплая ладонь легла поверх руки. Кто ты и чего добиваешься? Девушка механически замотала головой с ужасом поглядывая на звенящую сумку и недосмысленую улыбку палача.
Не люди, а звери со сладкими устами. Красиво говорят, а в душе лишь злость и жажда убивать. А по сути девушка им ничего не сделала, просто оказалась не в том месте не в то время.
Стоило рассказать обо всем, что она видела, но они же все равно убьют ее и пойдут за богами, убьют всех тех кто под защитой. Нужно что - то немедленно предпринять, увести,выиграть время и дат шанс уйти жрецам с драконом в горы. Пару часов, не более, когда люди доберутся до скалистого Хелгринда уже никто не сможет остановить ритуал.
Девушка панически  захрипела, когда рука с клинком замерла напротив лица. Холодный  блеск металла, лениво переливающегося в свете, пугал и в то же время зачаровывал. Он был похож на маленькую серебряную змейку растянувшеюся на резной рукояди. Жаль, что нельзя было сейчас взять ее в руки и рассмотреть, даже в стресовой ситуации девушка находила что-то необычное, однако, это помогало успокоится.дрожь
Осмелев пленица не быстро, но уверено выдернула руку и отвернулась, но все же предательская дрожь в теле и пляска губ выдавала нервозность и страх.

0

12

"И в это меня превратили Вардены?.."
Скальпель в руках палача почти коснулся кожи девушки, когда путь ей преградила ладонь Фулгрима. Лорд, холодно глянув на недоумевающего Ходора, покачал головой и, вновь взявшись за конжал, во второй уже раз распорол путы, стягивающие девушку.
"Какого чёрта ты, Эррас, играешь в благородство?! Эта сука знает больше, чем ты - значит, она должна рассказать всё, что нужно..."
Тяжело вздохнув, лорд, взяв девушку за подбородок, долгим взглядом посмотрел ей в глаза.
- Теперь ты видишь, кто мы? Мы - уроды. Звери. А те, за кого ты молчишь - те же звери, но куда как более жестокие. Они приносили людей в жертву тварям по имени Летрблаха. Ради выполнения своих планов они уже убили и ещё убьют сотни, тысячи людей - но при этом ничего не вернут назад. Они пришли сюда не принести вам старые времена - а потешить свой слепой фанатизм. Умрут все, кто сейчас идёт за ними, и не только эти бедные люди - также погибнут их семьи, а в будущем - сотни тысяч людей, которые могли бы жить и работать на благо нашей земли. - Переведя дыхание, Эррас покосился на клинок, висящий на его поясе. - Сейчас ты можешь безнаказанно меня убить. И тебе есть за что это сделать. Но, убив меня, ты убьешь в итоге не только себя... Ты убьешь дракона. И тех людей, кто защищают жрецов. И все их семьи. И даже ничего не подозревающих жителей некоторых соседних поселений. А заодно, возможно - и все шансы Старой Империи вернуться в этот мир, пусть и не под знамёнами Гальбаторикса, но под его небесным надзором. - Голос лорда не очаровывал, не был как обычно тихим и звучным - это был голос человека, смертельно уставшего от пролитой им крови. Терзаемого кошмарами и не раз смотревшего в лицо смерти. - Говорил бы я тебе это, будь моей целью просто заставить тебя говорить? Я бы отдал тебя Ходору. Ну, или солдатне. Это развязало бы твой язык за считанные часы или же дни. Но я... - Лорд горько усмехнулся. - Я не создан для всего этого. Ты напоминаешь мне давнюю знакомую, воительницу, героиню, без сомнений скрещивавшую клинки с любым врагом. И моего брата, воина, что даже после смерти своей остаётся для меня недосягаемым идеалом. - Фулгрим дал знак Ходору, и тот вышел из шатра. - Теперь мы, дева-воительница, здесь одни. И тебе открыты все пути. Убей меня и беги - или же пойми, что от тебя зависит, смогут ли дети этого бедолаги, если они вообще есть, увидеть следующий год. - Удобнее устроившись в ставшем практически любимым кресле, Фулгрим, сцепив пальцы в замок, ожидал решения своей жертвы, внезапно узнавшей всё то, о чём не знал практически никто ещё - о бесконечной усталости светлого Лорда от всего, что связывало его с ему же привычной жизнью.

0

13

Холодное острие ланцета уже прислонилось к коже, когда рука мужчины отстранила палача от жертвы, тем самым выигрывая еще несколько минут для девушки, тех, кто оставался в замке и тех, кто бежал, скрываясь в реденьких зарослях.
Руки в который раз освободили от пут. Все действо напоминало плохой спектакль. Еще пару ходов, и вновь ей стянут руки, а если так, то есть ли смысл сейчас ее освобождать? Грубая веревка порядком натерла запястья и те противно ныли и горели огнем, девушке хотелось опустить руки в холодную воду, но оной в зоне видимости не было, хотя даже если бы она – унизиться и показать то, что тебе больно? Ну уж нет.
Дернула подбородком пытаясь, высвободится, но ничего не вышло. Крепкая рука хоть и немного осторожно, но крепко держала и не собиралась идти на уступки. Человек, да что ты понимаешь? Ты говоришь о том, что видно тебе с твоего пьедестала. Как муравьям не видать полета птицы, так и птице не понять муравьев с высоты своего полета.
Ты не прав в своих словах. Смерть дракона была запланирована изначально, во имя веры и богов. Ты не прав. 
Мы не боимся богов Хелгринда. Мы им поклонялись не один год, и они защищали нас вместе с Гальбаториксом до тех пор пока всадник не убил их. Летрблахи, крылатые кони, слуги богов и сами равны полу-богам и требуют того же уважение. Если все пройдет удачно боги вернутся и все придет в норму. Что стоит жизнь десятка отданных на пир по сравнению с благом целых городов и устоявшееся церковной веры.
Девушка сомнительно взглянула на мужчину. Не стар, но и не молод. В его движениях  и голосе угадывалась усталость, в его манере говорить проскакивала боль. Хотя он был красив, по-своему разумеется, девушке казалось, что он слишком изящен и, может быть, уж больно женственен. Проще говоря, Лорд был  по женственному мужествен.  По-своему  настораживал белый цвет волос, как ни крути, хоть девушка от рождения  была седой и всегда считала, что цвет волос напоминает снег, но на фоне этой шевелюры он блек и казался даже серым.
Убить? О, ты правда специфичен, она и шагу не успеет сделать как острие ножа вот так же легко и просто прервет и ее жизнь, так зачем попусту  играть в нелепую игру?
«Ты хочешь, что бы я шла по твоим правилам? Сыграй же и ты по моим»
Девушка медленно поднялась со стула и, украдкой оглядываясь на выход из палатки, приблизилась к стулу, на котором восседал Эррас. Провела ладонью по резной спинке, наклонившись вперед протянула руку сбоку от мужчины и ткнула пальцев в карту, лежавшую на столе. Точкой бала осажденная крепость, откуда и пришли они с Карлом. Взяла перо и рядом вырисовала цифру двадцать. Конечно же, не бесплатно она его проведет, двадцать конечно мало, но хоть что-то.
Подумала и подписала ниже «Один». Она проведет его одного в подвалы прямиком к дракону если он этого так хочет.

0

14

Слабые проблески сознания начали пробиваться сквозь темный холодный и удушающий хаос бессознательных образов и мыслей. Это было подобно лучу солнца, который пытается пробиться сквозь черную пелену туч, застилающих ясное голубое небо. И Лейру изо всех оставшихся сил вцепилась в то и дело ускользающий лучик света. Она карабкались к свету, изо всех сил стараясь разогнать мрак вокруг неё и вернуть телу и воле их прежнюю силу, даже не замечая, что в этой битве с тьмой ей помогает магия, пробуждения драконьей яростью, страхом и отчаянием. Наконец дракониха почувствовала, что возвращает себе власть над своим телом и духом. Последним, чудовищным рывком она вернулась в своё тело и тут же рванулась в сторону, на всякий случай пытаясь ускользнуть от неизвестной опасности. Но тут же поняла, что её тело полностью сковано крепкими цепями, глаза скрывает повязка, а голову опутывает грубый намордник. Максимум, что она могла, это немного шевелить шеей и вставать на лапы, и то не полностью. Единственное, что не было окутано цепями, это крылья, которыми она могла спокойно распоряжаться по своему усмотрению. Но, когда ты скована металлом, крылья неважные помощники. Но хотя Лею и лишили зрения, других органов чувств, а так же изворотливого ума она лишена не была. Лейру с трудом чуть приоткрыла пасть и тонкий змеевидный алый язычок выскользнул наружу, изучая букет "ароматов" вокруг. Там, где её держали пахло плесенью, сыростью и затхлым воздухом. Значит, подземелье. А ещё пахло потом. Людям это неведомо, но те кто обладает мало-мальски приличным обонянием известно, что у каждого существа в мире индивидуальный запах, в том числе и пота. Так дракониха и определила, что сейчас неподалеку от неё находятся два человека, притом испуганных. Страх... Какое прелестное чувство... Лейру кровожадно усмехнулась и потянулась своим сознанием к человеку. И каково же было её разочарование, когда она поняла, что утратила возможность общаться мысленно. Как ни странно, на дракониху не нахлынула волна бешенства. Она лишь вполне резонно предположила, что либо она ещё слишком слаба для такого, либо кто-то наложил на неё блокирующее заклятие, но в этом случае, тот или те кто это сделал поплатятся своими жизнями, причём сделают они это в самом ужасном варианте. В любом случае, рассудила дракониха, для начала нужно выспаться и восстановить силы. Так что Лейру опустилась на каменный пол и свернулась клубком, позволяя своему сознанию вновь ускользнуть в мягкие объятия сновидений.

0

15

-Вставай, - призыв холодным водопадом обрушился на разум драконихи. Властный мужской голос не  приказывал или требовал, он был холоден и спокоен, но именно в этом спокойствие скрывалась сила
Те маги, что были приставлены к охране не стоили ровным счетом ничего.  Мужчине было даже смешно от их попыток показать себя всесильными и способными укротить дракона. Неверные.  Рубиновая ящерица пала благодаря ему и еще пяти магам, последним жрецам Богов.
В отличие от других магов, мужчина был одет в желтую мантию, с капюшоном скрывающим лицо, на груди которой красовалась вышивка странного чудища. Зверь отдаленно походил изгибами на дракона, но в теле угадывались лошадиные черты, а морда напоминала птичью. Одной лапой зверь держал плетку, другой прижимал к теоретической земле человека.
-Вставай дракон!

0

16

Когда девушка зашла за спину Эрраса, тот был практически готов ощутить холодную сталь клинка на горле. Прервать жизнь кого-то вроде Фулгрима... Вполне себе благое дело совершила бы эта девушка. Но, вместо того, чтобы попытаться напасть, девушка начала рассуждать - и этим самым лишила себя возможности закончить всё парой ударов клинка. Когда же на бумаге появились цифры, Фулгрим, не скрывая усмешки, вынул перо из рук девушки и быстрым штрихом зачеркнул двадцатку, но подчеркнул единицу. Чуть помедлив, он запустил руку под стол и вынул из потайного в нём отделения странного вида камень, после чего положил его на перечёркнутую цифру оплаты.
- За камень получишь больше. - Отодвинувшись в кресле от стола, Эррас, почти не обращая внимания на действия девушки, которой всё равно тут было бы нечем поживиться, кроме максимум десятка золотых и пары-тройки безделушек, Фулгрим отошёл к стойке с оружием, с которой в ножны, оказавшиеся на спине лорда, был вложен двуручный скмитароподобный изогнутый клинок, с рунами по всей длине лезвия.
"Я убил её союзника, я - воплощение того, с чем они сражаются. Что же... Надеюсь, она и дальше не будет пытаться меня убить."
- Лови. - С лёгким шелестом шелестом и впоследствии глухим шлепком в сторону девушки полетел свёрток предположительно состоящий из одежды и плаща. - Одевайся. Оставь себе кинжал. И... - Эррас на миг замер, пустым взглядом посмотрев в сторону трупа. - Мне жаль этого человека. Отдашь половину заработанного с продажи камня его семье. - Сам же лорд, подняв высокий воротник и накинув на голову капюшон, вышел из шатра, на ходу раздавая приказы и заставляя заткнуться тех, кто не понимал, почему это Светлого Лорда потянуло куда-то там с опасной пленницей.
Наконец, через несколько минут, лорд, разъяснив всем всё и вся, опять заглянул в шатёр.
- Скорее. Если я передумаю, это может не слишком хорошо закончиться...

0

17

>>> Фейнестер >>>
Маркутан вышел из облаков, вытянув за собой тонкую линию клубов пара, которые тут же развеялись от взмаха его крыльев. Сын следовал за отцом, но было уже не так далеко или близко, было как раз то, что надо. Дракон завис в дали от источника силы и могущества, но он отражался не в величии стен, не в мощи обороны а в запахе магии. Похоже люди думали, что могут спокойно использовать власть для своих нужд не будучи наказанными. В чём-то они были правы и это бесило Маркутана до каждой чешуйки, включая и те что он терял при линьке. Дракон вгляделся в каменные ограды замка, в поисках той, которая ему нужна, в поисках Лейруору. Они прятали её, не скупясь платить за это своими силами, но в итоге кто-то забыл свою разменную монету и теперь искал власти над разумом. Это было слышно для супруга, так как он был связан с ней большим чем просто словами, точнее... Связан он был только со стороны себя. Врятли рубиновая слышала его так же хорошо как он её. Маркутан присел с краю зарослей, которые были в существенном отдалении от замка. Крепости всегда строили в точках с хорошим обзором, а значит налёт должен быть внезапным и решительным. Нужно было думать, ждать и вычислять. Маркутан надеялся что его старые недруги услышат его просьбу и несмотря на разногласия, двуногие прибудут к этим местам, дабы навести порядок. Конечно те самые не столь быстры без крыла, не столь сильны как иногда желаешь. С сильным противником всегда интересней, но с безмерно могучим - опасно и безрассудно вести свои игры. Дракон пригляделся к окружению и примерившись к стволу дерева, повалил его и отрубил ему верхушку, после чего сделал подобное с другим. Дракон хотел использовать бревна в качестве снарядов, коими пробьет стену, метнув их, подобно копью, в стену замка. Этого могло быть мало, но больше чем один весомый груз, один дракон не утащит. Следовательно нужно совершить бросок так, чтобы рухнуло как можно больше конструкций и рассыпалось как можно больше камней. Маркутан продолжил выжидать, ровно до тех пор пока сумерки не стали спускаться на землю.

Отредактировано Маркутан (2012-09-06 22:52:25)

0

18

-Вставай! - ледяной голос, наполненный силой обрушился на сознание драконихи. Сила..  много силы. Неестественно много для человека, даже для мага. И сила эта была ей знакома. Эта сила была чужеродна негодяю, но для дракона она было родной. Это была её сила. Мгновение и золотистые глаза, пусть и скрытые черной тряпицей, распахнулись, а черные бездонные зрачки сузились до состояния узких щелей. Если бы этот ничтожный чародей хотя бы немного знал драконов, он бы ни за что не стал бы скрывать глаза рубиновой, ведь по ним многое можно сказать о состоянии и намерениях Лейру. И сейчас эти желтовато-золотистые глаза с узкими значками и негромкое гудение подавленного рёва в груди свидетельствовало о бешеной ярости рубиновой. Человек глуп, раз думает, что может сломить дух дикого дракона, тем более одну из лучших и прекраснейших представительниц этого гордого народа. Но, пока действовать было рано. Ведь судя по всему её решили куда-то перевезти, а для этого им непременно придётся освободить дракониху, а это, несомненно, лучший момент для побега. А до этих пор нужно ввести человека в заблуждение, что самка сломлена и слаба. О, если бы маг обладал проницательностью драконов или же котов-оборотней! Он бы понял, что дракониха неподвижна не из-за слабости, а для того чтобы накопить больше силы, которая нужна была ей, чтобы послать мысленный зов стае, которая непременно хватились её.
- Что нужно тебе, человек? - язык был непривычен мыслям рубиновой и она с трудом подбирала слова. Вставать она, естественно, пока не собиралась. Было всё ещё слишком мало информации. Не для побега, нет. Вы забыли, что речь идёт о Лейруору, а она таких вещей не прощает. Нужно было выяснить, что это за люди, где их логово и кто за этим стоит. Душу Лейруору ласкала сладкая мысль о мести и крови этих ничтожеств на её острых языках и алмазных когтях.

0

19

«Умничка» -  улыбнувшись уголками губ, девушка сунула камень в карман, но не по причине того, что собиралась в будущем продать, просто оставлять такую ценность так на столе было бы глупо, да и Фулгрим заподозрил неладное: назвала цену, а более дорогую вещь не взяла.
Одежда в свертке была, конечно же, мужской и более того, на несколько размеров больше и теперь нелепо висела на костлявых плечах. Пришлось  с помощью ремня подгонять рубашку по фигуре и затягивать штаны уже не на кожаный пояс, а на веревку – в поясе все-равно не хватало дырок. Теперь грубая ткань болталась на бедрах нелепо свисая в ногах, пришлось и оторвать штанины до колен.  Вот теперь внешний вид был более или менее приличным, плащ девушка надела последним и сразу же накинула капюшон на голову, нечего всем глазеть с кем воевода бегает по ночам.
- Скорее. Если я передумаю, это может не слишком хорошо закончиться...
«Оу, ты  перережешь мне горло? Умоляю, тебе не выгодно»
Девушка передернулся  плечами и, взяв за рукав Фулгрима, потянула его в противоположную от замка сторону. Скоро здесь станет очень жарко и, пользуясь моментом, нужно успеть  к заветной цели. Как для нее, так и для него.
Небо заметно потемнело, последние лучи были сигналом к атаке. Последней атаке замка. Для жителей было проще погибнуть на копьях, чем пасть  при суде, к тому же нужно тянуть время, что бы жрецы увели дракона из замка.


Шадаэль нервно носился по подлеску, не замечая, что отец выжидает. Молодая кровь требовала действия, требовала сию же минуту, не откладывая зачем-то на вечер рвануть вперед и порвать там всех и вся во спасение матери, освободить ее от цепей и улететь назад, домой.
Стоило только последнему лучу солнца уйти за горизонт, как черные крылья взметнулись в воздух. Ждать больше было нельзя. Чутье подсказывало, что любое промедление отдаляет маму все дальше и дальше.
В мгновение достигнув  людей, Шад не разделял их на тех, кто в лагере и в замке, для него людская масса была едина и все они были виновны в похищении, дракон камнем упал на землю, и  смяв несколько палаток трубно взревел во весь голос. В напряженной тишине ожидания этот призыв раскатом грома прокатился на много верст вокруг и секундою спустя так же громогласно ему отозвались трубы со стен замка.
Те, кто оставался верен Хелгринду вступили в последний бой.


- Тссс, ты скоро узнаешь, свое назначение, - мужчина усмехнулся и вновь погрузил сознание ящера в транс. Откуда такая сила у простого мага? О, эльдунари в его кармане было ответом на все вопросы. Пурпурное Сердце сердец было даровано Хелгринду и его жрецам задолго до падения Урубаена, названного теперь Иллирия. Два слова. Две противоположности – белое и черное. Они хотели поменять суть, но Император был не так глуп – пройдет еще не мало лет, прежде чем последнее заклинание падет.
Дракониху вновь водрузили на подмостки и опутав сетью заклинаний вывезли из замка в сторону Хелгринда


Лейруору переход в Хелгринд

Маг оставался в замке, стоило выиграть время, а для этого у него была прекрасная подготовка – не только люди и оружие, но и эльдунари и девчонка, которая в этот самый момент должна вести их главнокомандующего прямо с цепкие лапы мага.
Все шло как по маслу, даже драконы появившееся в ночном небе играли на руку.  Фейнстер говорил ранее, что  в горах под их боком обитает целая стая и слова города оказались верны. Никто не сомневался, что вслед за самкой полетит ее семья, так и случилось и теперь силу этой семьи маг перенаправит на тех, кто возжелал пойти против веры.
В ночном небе подобно грохоту обвала раздался крик рубиновой сотворенный с помощью магии. В эти минуты сотни людей раскидывали приманки с запахом самки по всей округе. Хлопок и в черноте небосвода освещенного сотнями горящих факелов пронеслась копия рубиновой.  Внешне она была неотличима – запах, манеры, все было точь-в- точь как у настоящей. Уязвимым местом были мысли, но маги добились и того, что при попытке связаться была бы непроницаемая стена, словно дракониха сама  блокировала окружающих. Двойник, описав круг над замком ,приземлился на территории замка, за оградительными стенами.


Девушка испуганно вскрикнула и присела, когда трубный рев прокатился над головой. Дракон! Но…как?! Никто не предупреждал.
Они стояли с мужчиной как раз рядом с  потайным проходом в катакомбы замка, но… чужой ящер рушил всех их планы!
«Идем, Скорее!» - мысленный крик обращенный к Эраасу кажется, был оставлен без внимания в виду появления дракона, ну или просто девушка опять ошиблась человеком к которому обращалась.
Схватив мужчину за руку, пленница настойчиво потянула к серому валуну.
«Мышка, не бойся,
Мишку буди.
В норку заройся
И быстро беги.
Свету откройся – Плиту подними.»

Маг, не приведи правду богам, если ты сорвал, твоя кровь первой прольется на старинные полы.
Перепуганная до смерти, девушка требовательно ткнула под камень, где в запале схой травы виднелась дыра в пол-человеческих роста. При ближайшем рассмотрении становилось ясно, что присев на карточки в нее можно спуститься. Почему-то пленница требовала, что бы первым шел Фулгрим.

0

20

Вера в лучшее, единственное что отличало бы молодого от взрослого и юного от древнего. Маркутан смотрел в небо и не верил... Глаза пытались его обмануть, именно так он считал, ведь если бы Лейруору была свободна, он бы не слышал её дыхание, её зов и то, как манит его родственная кровь. Дракон отверг сомнения в реальности и иллюзия стала для него не так важна, как истина. В поисках истины он всегда проводил свои изыскания и принять такое простое решение он бы никогда не решился. Маркутан размял крылья и лапы, после чего подхватил заготовленные снаряды и начал возвышаться в небо. Тяжелы были стволы поваленных деревьев но они того стоили и чем больше силы будет в броске, тем больше разрушений он сможет нанести своими орудиями мести. Дракон зашёл на круг проигнорировав иллюзию, но в то же время делая вид что она ему интересна, ведь если враг поймет истинные намерения дракона, то залпа баллист не миновать. В последний момент, Маркутан отклонился в сторону стены и метлу брёвна, как два тарана прямо в места опорных балок. Мощ броска и вес снаряда сделали своё дело и сваи переломились как спички, вызвав обвал конструкций замка. Башня посыпалась вниз как карточный домик, только существенно тяжелей чем бумажные листочки с картинками. Теперь большая часть укреплений стала братской могилой, заживо погребая под собой двуногих. Маркутан стал искать источники силы, но иллюзия сильно саднила глаз и завала к себе вместо того чтобы просто перестать быть. Кто-то существенно вложился в "Это" деяние и ему нужны были драконы для чего-то большего. Отец сел рядом с сыном и до тех пор пока его не накрыла глухая ярость, не сделала его безумным и кровожадным, Маркутан положил ему лапу на шею и передал на прямую:
"Они врут. Всегда врут. Если бы мать была свободна она бы не звала на помощь. Узри это. Если ей нужна наша сила, то проблема такова, что она бы не смогла с ней совладать одна."
Дракон обернулся в сторону врага, тех кто явно им был. Стража с клинками, существа готовые убивать и жаждущие этого. Нужно было дать им шанс хотя бы в мгновение принять покой, а не битву. Пускай это и было бы лишь формальностью перед казнью неверных.
"Стоять" - утвердительно, ровно по людскому выкрикнул дракон, пронизывая этой мыслью всех и вся. "Мир или смерть?" - филосовским тоном спросил он и окинул взглядом бегущую стражу, часть которой соизволила встать на месте, как вкопанная. Самых решительных постигла не завидная участь... Дракон изрыгнул огонь а затем накрыл врагов дыханием зимы. Мороз был столь холоден, что ледяная короста на телах стражников начала взрываться от внутренних напряжений и перепадов температур. Многие лишились конечностей и то должно было показать что Дракон ценит чужую жизнь если сами некоторые оценивают её так же. Теперь же нужно было обратить врага в друга и заставить его идти в бой на своей стороне. Это было сложнее и внушить это было нельзя, просто приказав. Это должно было быть решение тех чей дух Маркутан пытался сейчас сломить своим морозным огнём.
"Ищи тех кто не жаждет смерти, нам нужны союзники в узких проходах. И береги огонь. Нам нужно будет отступать." - коротко сообщил дракон своему сыну и показал запах и цвет тех кто не должен был бы прибегать к оружию по ненадобности. Мягкая ваниль и зелень травы, смешанная с течением воды. Всё то что отлично от вкуса стали и крови, вкуса битвы.

0

21

Рёв дракона, проносящегося в вышине, разрушил все планы Фулгрима. Абсолютно все. Даже затею оставить незамеченным пошедшего за ним жреца Рыжего Магнуса, Скарабея по имени Мхотеп.
- Покажись! - Воин облачённый в скрывающую доспех красную мантию  появился рядом с лордом, выскользнув из теней, скрывавших его от чужих взглядов. В руке его алел рубин, даже непосвящённым демонстрировавший запасённую в нём магическую энергию сполохами пламени внутри. Эррас же с едва-едва виноватым видом пожал плечами, показывая этим своей сопровождающей, что появление жреца - вообще случайность. - Что ты видишь, Скарабей? - Мхотеп поднял камень на уровень просвета в шлеме и, несколько секунд помедлив, заговорил. Тихим, механическим голосом. Голосом песка и ветра, потому что каждый, кто служит Рыжему Магнусу теряет часть своей души и становится привязан к своему доспеху, фактически, становясь не нуждающимся в еде и питье големом, вся выделяющаяся сила которого уходит за неимением тела в их личные запасающие кристаллы.
- Драконица. И дракон. Муж. И дракон. Сын. Атакуют лагерь. и крепость. Ищут. Приказ?.. - Эррас, тяжело вздохнув, медленно вытащил из ножен свой меч.
- ищи Фениксов. Организуйте оборону. Отправься к гарнизону и убеди их помочь нам. Твоя убедительность всё же не знает границ. Дальше - по ситуации. Пусть людьми управляет Флаг, твоя цель - защита от драконов. - Не зря, ох не зря в этом бою на стороне Империи оказался Мхотеп. Скарабеи - элита, изначально тренированная на защиту от драконов или других огненных тварей. Огнеупорные ткани мантий, доспехи из метеоритной стали, песок и стекло вместо кожного покрова тела - и умение управлять огнём дракона, заставлять его обтекать пусть и небольшие, но достаточные для людей полости. А также - исключительные познания в магии и языке эльфов. Прослушав приказ, Мхотеп опять растворился в тенях. Звук его шагов через секунду пропал.
Эррас повернулся к девушке.
- Я не солгал, я тут один. Мхотеп - не человек. - Убедив тем самым и себя, и, наверное, девушку, Эррсас, выставив вперёд себя лезвие меча, отправился в пещеру, укрепив на плаще оставленную Мхотепом заколку в виде аквиллы, колющую пальцы иглами электричества при каждом прикосновении. Тысяча Сынов Магнуса никогда не делают ничего зря, так что нужно пользоваться всеми их дарами.

0

22

Сын яростно кусал и рвал лапами всех без разбору: всех тех, кто оказывался в зоне поражения- женщины, мужчины, лошади, все попадали под ярость древних сил. Эти грязные людишки посмели покуситься на святое - на маму, стаю и честь драконов. Очередной человек с криками утоп в жарком пламени исторгающимся из алой пасти, в свете огня белые клыки выпирающие из пасти смотрелись неправдоподобно большими. Советы отца доносились из далека, и юный Шад предпочитал их игнорировать, подолжая сжигать всех без разбору.
- Она может быть под дурманом чар! - черный ударил лапой по группе людей. Наконечник копья пронзил лапу между пальцами и застрял там. Шадаэль, с громким ревом отпрянул назад, несчадно плюясь огнем и обороняясь хвостом. Пользуясь отступлением людей, птенец выдернул древко, но холодный металл прочно засел в плоти вызывая мучительные спазмы в мышцах.
- Отец!- ему было больше не к кому возвать о помощи. Хромая на лапу дракон стал пробиваться к лазурному.
***
Войска с замка выдвинулись сразу с наступлением темноты. Разом вспыхнули башни и град горящих стрел обрушился на отряды Фулгрима расположеные внизу. С импровизированых катапульт срывались камни и щебенка, и улетая вперед обороняющихся, заметно рядили более могочисленные ряды. По драконам никто старался не стрелять, даже наоборот, часть людей на поле брани старались сражаться с ними бок о бок прикрывая чешуйчатые спины, не обащая на то, что те в свою очередь рушат замок и убивают людей.

Маг на стене довольно потирал руки, все шло просто замечательно. Пора покинуть рушащийся замок и встретить девушку и ее подарок,  а уж после помочь братьям в Хелгринде с ритуалом.
***
Девушка спрыгнула следом, но обогнув мужчину, уверено пошла вперед. То, что доверять ему не следует, еще раз подтвердилось, и это еще сильнее перевешивало весы в сторону того, что девушка поступает правильно.
В тоннеле было сухо и едва заметно пахло затхлостью. Чем дальше они уходили во тьму, тем уже становился проход и тем чаще попадались ответветвления. Тянув мужчину за собой девушка уверенно поворачивала в одной ей ведомые ходы, в то время как от разгорающейся на верху битвы трясся потолок и каменная крошка падала на головы людей.
Все глубже уходила дорога и все меньше бурлила почва. Теперь в тишине и мраке были различимы лишь шаги ног и скрежетание крыс.
Девушка резко остановилась. Во тьме не было видно, что перед ней, а узкий проход, заставляющий стоять боком, не позволял заглянуть вперед.
- Я обещала привести тебя к дракону, я привела. Хочу извиниться и узнать, почему ты пошел со мной сейчас? ладонь до боли в суставах сжала одолженый кинжал висевший на поясе. Мысли девушки звучали  как звон хрусталя.Как хорошо, что они не передают срывающийся голос и истерические нотки.

0

23

Мысленный вопрос неприятно свербил в голове Фулгрима, так и не освоившего в своё время ментальную защиту и научившегося лишь на время закрывать свой разум от окружающих. Обычно его "прикрывал" Мхотеп, на крайний случай - Трор. А сейчас ощущение беззащитности разума было не тем, что ему хотелось испытывать. И, не желая показывать свои минимальные сведения в магии, Эррас ответил вслух.
- Потому что я поверил в то, что у меня и моих воинов есть шанс. - Видимо, вопрос значил именно то, что шансов более нет. Вряд ли девушка спросила бы это, если бы не собиралась тихо и быстро лишить его жизни здесь, там, "где был дракон".
"Что же... Бладфлаг и Мхотеп - лучшие сукины дети по эту сторону пустыни Хадарак. Они вытащат Фениксов и варденских собак из пекла. может, даже стражи этой братской могилы тоже выживут... Но это вряд ли."
Неожиданно легко улыбнувшись, Эррас абсолютно спокойно отложил меч в сторону, позволяя ему со звоном проскользить по каменной стене прохода и с не менее громким звоном упасть на неровные камни пола.
- Ты ведь позволишь старику вспомнить жизнь, прежде чем убьёшь, не так ли?.. - Эррас отшагнул назад, к находившемуся прямо за спиной его расширению пещеры. Бежать? Нет смысла. Идти нужно либо до смерти, либо до конца. А то, что он поверил шпионке - лишь его ошибка и слабость. Так что, отыскав камень поудобнее, Фулгрим без зазрения совести на него сел и вытянул ноги во всю ширину проёма. Почему-то ему казалось, что когда придёт время, его позовут. Либо эта девушка, либо же те, кто за ней стоял. А значит, время нужно убить. Лучше всего - тем, чего от него точно никто не ожидает...
Тихий, проникновенный голос Фулгрима пронзил звенящую тишину подземелья. Отражаясь от камней, он медленно затихал вдали, ещё не раз отражаясь эхом. Песню всегда нужно тщательно выбрать - и последней для себя Эррас уже давно выбрал "Смерть Гора", балладу-разговор отца с сыном-предателем, пронзённым отцовским же мечом и умирающим на руках того, против кого сражался годами.
- Поздно молить Отца о прощении,
Сгорает душа, не найдешь ты спасения,
Окончился путь твой смертельною раной,
Во тьму отправляешься ты первозданную...
- Этой песней тешили ещё и слух самого Гальбаторикса. Давно, когда и мир, и Эррас были моложе. Император видел в ней себя, но, почему-то не отцом, хотя не один его верный слуга обратил против него свой меч - а сыном, которого так и не понявший смысла даже слов его, убил. И лишь тогда осознал свою ошибку... Но так её и не признал.
- Ты был выше Солнца, ты был идеалом,
Но внушили тебе, будто этого мало,
Темные Боги искусно взрастили
Гордость твою, на Отца напустили!

На руках твоих кровь тех, кто верил в тебя,
Забывшись во тьме ты убил их шутя.
Братьев-примархов ты совратил,
Темным Богам восьмерых посвятил!

По трупам в бессмертие шагал без сомнений,
На Терру пришел, сея страх с разрушением,
В успехе уверен, вызов бросил Отцу -
Тем самым последний шаг сделал к концу!

Сраженный клинком, от иллюзий избавлен,
В слезах ты встречаешь конец свой бесславный,
Ты молишь простить, все ошибки признал,
Тебе отвратителен тот, кем ты стал!

Темные Боги своё слово сдержали,
Что дали тебе, когда совращали:
Ты гордо бессмертьем желал обладать -
Душа твоя в вечности будет страдать!

Поздно молить Отца о прощении,
Сгорает душа, не найдешь ты спасения,
Окончился путь твой смертельною раной,
Во тьму отправляешься ты первозданную!
- Голос Фулгрима, причудливо меняясь, передавал изменения в голосе, мыслях и ощущениях обоих героев, смягчая и внося ноты самобичевания в голос Отца и заставляя угасать голос Сына. Последняя молитва, последний обет Императору, которого Лорд скоро точно встретит там, откуда уже не возвращаются. Кажется, никогда ещё Эррас не пел так проникновенно. И это не могло не вызвать его самодовольную полуулыбку.
- Не титаны. Не герои. Каждый - лишь простой солдат. - Поднявшись с камня и выпрямившись во весь рост, примарх, Светлый Лорд Империи холодно посмотрел на девушку, перчаткой смахнув незнамо как попавшую в глаз слезу. - И не умираем - лишь уходим на перегруппировку в Ад. - Голос примарха резал, словно бритва, глаза были пусты, а меч в руках его не замирал ни на секунду, хоть и не шевелился. Нерушимая литания Империи гласит: "Железо вечно. Из железа рождается сила. Из силы рождается воля. Из воли рождается вера. Из веры рождается честь. Из чести рождается железо." А Фулгрим сейчас сам словно стал воплощением этого самого вечного железа.
- Уйди с пути. - Глаз обречённого на смерть безошибочно видит свой путь к плахе. Так же и Эррас вдруг полностью осознал, где его ждёт противник. Богомерзкий предатель, продавший Императора за щепотку силы и горсть монет. Ублюдок, место которому - в подземельях Хогориса, где мучения его будут вечными и самыми что ни на есть бесчеловечными. Или же в Аду. И Эррас, пусть и сам умрёт, но загонит ублюдка в этот самый Ад!
Спокойно, слишком спокойно пройдя мимо девушки, Фулгрим, чётко размеряя шаги, пошёл в сторону своей смерти.
"И поздно молитвами душу спасать,
Пытаясь бессильно изгнать пустоту.
Я должен свой путь для расплаты избрать,
Быть может, тогда, покой обрету..."

.

Песни: (HMKids – Death of Horus), (HMKids - Guard Song), (HMKids - Corax(Nevermore))

Отредактировано Фулгрим (2012-09-09 00:37:45)

0

24

Девушка молча дослушала не перебивая, собственно даже по свойму прислушиваясь к меняющимся интонациям и словам. Песнь человека давно решившего все для себя. Слова о том, что было и чего не могло быть.
"Хорошая песня"
Слова закончились вновь отдавая реальность холодной тишине катакомб. Давно уже было пора открыть дверь отделяющую их от дракона, но девуша медлила. В какой-то момент она представила себя со стороны - далаая подсобница спятившего мага обманом заманившая в вловушку. Разве такая месть лучше чем то, что происходило на верху? Разве правильно жертвовать столькими жизнями в усладу жрецам оставляющим лишь обещания с момента смерти Императора?
- -Ты не прав. Я с самого начала не должна была тебя убивать. Это не мое желание и не моя задумка. Мы были лишь исполнителями, все было продумано ранее не нами.-
По приказу мужчина должен был войти первым, но...
- Стой,- - оттолкнув воина девушка дернула за железную ручку. В такие моменты или дверь не открывается или открывается с жутким скрипом, но сейчас такого не было. С тихим шерохом  она открылась и слабый свет факелов больно резанул по глазам после мрака тоннеля.
- А я то думал ты по мне и не соскучишься.
Девушка резко согнувшись упала на колени зажимая рукам  плечо. На белой рубашке алое пятно очень быстро пропитало весь рукав.
"Предатель!"
***
В середине каменного возвышения, там, где ранее лежал дракон, стоял мужчина в мантии, но сейчас его капюшон был спущен и длинные до плеч, седые волосы, ниспускались волнистым каскадом обрамляя ходощавое лицо с длиными усами и бородой в пол.
Девченка молодец, но теперь она лишь помеха. Первый раз он попросту вывихнул плечо и неудачно сломал ключицу, что теперь сломанная кость прорвала ткани и кожу, но это он лишь примерялся- грязнокровка еще послужит ему как в экспериментах, так и для души и тела.
- Лорд Эррас Фулгрим, сколько зим минуло с нашей последней встречи. Каюсь я недооценивал вас, не думал, что вы рискнете пойти в одиночку с незнакомой девицей на глазах у которой убили ее брата.
Мужчина слабо усмехнулся, замечая как вздрагивает спина подопечной. Она должна быть ему благодарна. Кто забрал ее из семьи и  воспитал? Кто кормил и одевал немую девченку не вышедшую ни лицом, ни фигурой? Он научил ее чтению и письму, великодушно разрешая смотреть фолианты, убогая все-равно была не способна к магии.
-- Вы ожидали увидеть дракона, но к вашему лицезрению  только я, увы, но наша рубиновая красавица не даждалась ващего визита. -

0

25

Боль, она отвлекла Маркутана от сражения на долю секунды, из-за чего он зазевался и чуть не получил стрелой в нос. Острие шаркнуло по чешуе выдав маленький сноп искр и оставив едва видную царапину на лазури природной брони. Дракон почувствовал это, но даже так он не позволил себе потерять самообладание, хотя рана сына саднила не меньше чем если бы была собственная. Лазурный развернулся в сторону отпрыска и стараясь не задеть новообращённых и союзников, коих пока он насчитывал очень мало, и перепрыгнул через ряды двуногих. Поймав Шадаэля за копьё, он дыхнул на место стыка - огнём, обеззараживая рану, после чего когтем срезал верховие древка и в разные стороны извлёк оружие из лапы, как огромную занозу, после чего ладонь к ладони лапы, сжал место ранения сына и направил туда свою жизненную силу, призывая ткани срастаться прямо на месте. Он наполнял свою волю заботой о Шадаэле, призывая и себя к помощи, а не только внутренние токи магии исцеляемого молодого дракона. Маркутан оборвал связь так же резко как и начал и пускай то было грубо, цель он частично выполнил. Лазурный вернулся к сражению и, видимо почерпнув ярость Шадаэля и обменявшись с ним своим ледяным спокойствием, метнулся к врагам, перестав скупиться на сдерживание некоторых аспектов собственной ненависти. Нанеся пару ударов по странным огнеупорным существам, дракон старался сбить их дыхание, вызвать нехватку воздуха, чтобы они запыхались и им потребовалось чуть больше чем просто прыгать и бегать, им потребовалось бы вздохнуть. Попасть по ним было ещё сложнее чем по муравьям, а эти в добавок и жалились достаточно больно. Вот наконец парочка отделилась и доли секунды решили исход тех жизней. Мозным взмахом лапы, Маркутан отправил их в стену из-за чего они вздрогнули в порыве отдачи о камень, а следом... Следом пришла зима, из-за которой их лёгкие выморозились до состояния ледяной глыбли. Дыхание дракона было двояким в тот момент. Словно вечная стужа опселилась в их телах и теперь они безмолвно сидели как изваяния из замёрзжей плоти. Оставались ещё войны и их тоже нужно было убрать, но... Дракон вспомнил о своей возлюбленной и его решимость - пошатнулась. Нужно было чтобы она была на поверхности, но как это сделать? Если он спуститься на дно туннелей, откуда веяло её запахом, то его поймают, а может он и сам застрянет там не протиснвышись в каком-нибудь проёме. Маркутан впал в замешательство. Единственные кто мог ему помочь, это были люди, которые снаружи замка приступили к битве.
"Я должен говорить с ними" - с некоторой досадой подумал Маркутан и прежде чем метнуться к их рядам, оставил сообщение для сына:
- "Следи за ними, следи за собой. Не дай ярости быть тобой."
Лазурный перемахнул через стену и зависнув над рядами осаждающих, дракон начал подбирать слова, так чтобы их поняли двуногие. Это было сложнее, так как значений было нужно больше и просто "Идём сюда" это не тот вариант, который всё пояснит.
- "Мне нужна помощь. Нужно отбить подземелье. Я дам вам "смотреть"" - мысленно и достаточно громко сообщил он осаждающим и выборочно направил зрительные образы о виде крепости сверху в голову случайных счастливчиков. Естественно разница в восприятии была как удар наковальни, но зато теперь "союзные" войска имели представление о стратегическом плане крепости и том, что твориться внутри за стенами. По крайней мере это было бы отличным подарком для артиллерии.
Маркутан вернулся в крепость, полив одну из стен с лучниками струёй огня, стараясь скинуть двуногих на землю а не превратить их в жаркое. Слишком уж бы тогда воняло.

0

26

Сын неуверенно ступил на лапу, боли больше не было. Чувство благодарности затопило все нутро. Что бы там не говорил старый Эдоксиль или Кристалакс, как бы не отзывался о семья Криптос – мать и отец любили его и любили всегда. 
- Но отец! – черный преградил более крупному сородичу дорогу и угрожающе растопырил крылья готовый в любую минуту отпрянуть. Нет, он не ожидал, что лазурный поднимет лапу на сына, но все же надо было быть начеку на поле боя.
- Ты помогаешь не тем, смотри – взор сына обратился к лучникам на стене и солдатам внизу. Те, кто пришел из крепости и сражался против полевых войск, старались прикрывать драконов и не атаковать их. – Они нам помогают, а ты их убиваешь. Они не против нашего вторжения! Они против тех, кто их атакует, давай попробуем без боя ворваться в замок!
Черный  уперто обращал внимание отца на людей  носящихся внизу, на тех, кто с топорами и вилами противостоит  копьям и мечам. Нетерпеливо глянув на отца, птенец взвился в воздух и камнем упав на землю, пошел против  людей в металле, помогая обителям замка крушить тех, кто в огне не горел и не падал от стрел. Там где не пройдет пламя всегда придут на выручку крепкие зубы и мощные лапы. Разрывая врагом пополам и перекусывая их, Шад неумолимо двигался вперед в кущу врага сминая весом палатки и стройные ряды.
Если бы птенец был младше лет на пятьдесят, то острые стрелы поранили бы его тело, а мечи разрезали плоть, но с возрастом чешуя становилась плотнее и стрелы попросту отскакивали от гладких боков, а мечи не успевали достичь уязвимых   сгибов лап и брюха.

0

27

Мхотеп:

Внешность.

http://s1.uploads.ru/i/FdtG9.jpg

Жрец не терял времени зря. Каждая атака дракона не проходила бесследно, направляемые им и Бладфлагом солдаты занимали новые позиции, помаленьку загоняя тварей в ловушку. Половина гарнизона крепости, лояльная драконам, слушалась приказов именно жреца, ибо сжимающий внутренности болью шёпот, тихий, но отчётливо слышный, был страшнее драконьего рокота. И теперь настал тот самый миг, когда существа во много раз менее сильные решают судьбу тех, кто сильнее. На пути дракона-птенца, прорывавшегося сквозь лагерь, стоял жрец. А вокруг них уже были взведённые баллисты. Как только птенец оказался на нужном месте, жрец закричал, самим криком своим выражая гнев Рыжего Магнуса, сейчас приносящего в жертву Богам очередную партию рабов. И, подхваченный криками умирающих и силой душ уже погибших, клич Мхотепа сделал всё, что должен был - ворвался в разум дракона, сметая на миг все его мысли. Но не пробивая защиту. Нужно было лишь отвлечь... И теперь, когда птенец был, скорее всего, дезориентирован, ничто не могло помешать плану. Раздался синхронный щелчок десятка сбитых клиньев - и в дракона, в воздухе пропитываясь ещё гуляющей по полю магической силой Мхотепа, щедро им разлитой, полетели несколько тяжёлых осадных болтов. К тому моменту, как они достигли дракона, жрец уже пропал из виду, скрывшись в тенях. Нескоро ещё он сможет повторить такой трюк - уже сейчас он чувствовал смертельную усталость Своего Камня.

Фулгрим:
- А я тебя не помню, жрец. - Эррас, шагнув в сторону, закрыл собой девушку, заодно поднимая меч. Этот бой решит не что иное, как одна атака. Его противник куда сильнее и точно может так же сломать ему все кости ещё до того, как Эррас дойдёт до него. Но... Ну уж нет. Не для того Фклгрим пережил всё это. Не для того сейчас погибали его бойцы. Он доберётся до самодовольного мага и, вцепившись ему в глотку, выдавит из него жизнь. Но пока что он полуобернулся к девушке и тихо произнёс:
- Не бойся. Я справлюсь. - Надеяться стоило на то, что у девушки хватит логики, чтобы спрятаться подальше, а лучше - бежать из подземелий. С драконами легче выжить, чем в присутствии этого ублюдка.
Тяжело вздохнув, Эррас, держа меч в одной руке, медленно, ужасающе медленно пошёл в стоорону мага, не отдавая себе отчёта ни в одном из своих действий. Его враг не знал лишь одного - что тем, кто верен Императору, доступна магия куда как более сильная, чем даже Элдунари. Им доступна слепая вера в своего Бога. Им доступна, наконец, безумная вера в дух самого Гальбаторикса, их оберегающего. На чём только и мог сыграть сейчас Фулгрим. Отданный ему Мхотепом артефакт отразил бы лишь одно-два заклинания мага. И за это время нужно было вселить в него весь ужас, который мог из себя исторгнуть Эррас. Благо, артефакт в совершенстве давал возможности к этого ужаса вселению.
- Hefhed! - Крик Фулгрима отразился от стен пещеры причудливым эхом. А за спиной его распускались словно сотканные из нитей золотого света крылья. такие же, как на его воротнике, но куда как более большие. И тут же Эррас ощутил первый магический удар мага. Неизвестно, каким он был - артефакт погасил его полностью и едва слышно зазвенел, добавляя образу пришедшего с Небес ангела гибели, несущего волю Императора "святости".
- Yoodt! - Слова эти значили лишь названия рун, которыми Магнус Рыжий наловчился записывать слова Серого Народа, рождающие магию, на свои артефакты. Секретный язык Просперо, города Магнуса Рыжего, на котором Эррас сейчас произносил своё имя. Вообще-то сейчас любой звук любого магического языка в исполнении Эрраса начал бы действие артефакта, но... Не был бы Эррас Эррасом, не реши он умереть ещё красивее. Тем временем, его клинок также покрылся вязью золотых нитей, отбрасывающих свет на стены пещеры. И маг опять атаковал его. Звон артефакта стал явнее, как и мысленная молитва Фулгрима, обещавшего Императору всё и вся, лишь бы эта безделушка продержалась ещё хоть один раз.
- Lyr! Geth! Roth! Iya! - Нервы мага явно стали сдавать. Эррас уже был совсем близко, он шёл с закрытыми глазами, и с каждым его словом свет, исходящий от иллюзорных крыльев, меча и иллюзорных на нём доспехов становился ярче. Он уже резал глаза. И на Фулгрима обрушилась последняя атака мага. Одновременно с ней артефакт на его плаще разлетелся на осколки, снимая иллюзию, но отразив и эту атаку. Свет пропал так же резко, как и появился. Но было поздно.
- Meht... - Со свистом меч Эрраса опустился на голову мага, заканчивая земной путь этого демона во плоти. И почти обрывая путь Эрраса, которого, как оказалось, всё же зацепило последним ударом мага. Секунду ещё простояв над телом поверженного врага, Лорд со стоном упал на колени, опираясь лишь на крестовину своего меча.
"Нельзя..."
Сжав зубы, Фулгрим едва-едва держась на ногах, поднялся и, покачнувшись, всё так же опираясь на клинок, вонзившийся в камень, посмотрел на свою помощницу-предательницу.
- Я... Я смог... - Он вдруг широко улыбнулся, но, зайдясь в приступе кашля, быстро сменил улыбку на гримасу боли. - Как... Остановить драконов?

Атата на меня.

Если мне нельзя отыгрывать Мхотепа - киньте в ЛС тапок. Если нельзя было убивать мага - киньте ещё один. И лично Сове: Загрузка изображений битая и монотонно чёрная, проверь)

Отредактировано Фулгрим (2012-09-09 23:26:42)

0

28

Неужели он где-то допустил ошибку, поставив врагов и союзников в разные разряды, места на игральной доске? Мареутан не мог так просто не понять, почему именно так, почему таков был его выбор и не иначе он повёл себя в этой битве. Да, они были на его стороне, но они были в замке а это значит что кого-то предали в нём, так как форма стражи была одна и то был неоспоримый факт. Всё было поделено на три стороны, ведь были предатели, враги и просто какие-то левые людишки с артиллерией. Они все были разные, но Лазурный более всего винил тех кто был в крепости. Даже без приказа часть существ в нём была на его стороне, словно по чужому приказу, но здесь у дракона не было союзников, разве что вдруг маг или тот эльфийский воин не услышали его и по случайному стечению обстоятельств, внезапно не стали на его сторону. Слишком маловероятно при том, что тогда бы маг ответил на зов дракона, а не просто начал раскрывать свои козни в стане врага. Маркутан отверг сомнения в правильности решения, пускай сын и говорил об обратном.
- Я не мог прощитаться - строго заметил лазурный.
Повторяя события, следуя безумию войны, боль вернулась, предсказывая невыносимую беду. Маркутан начал озираться по сторонам, не понимая что так сильно теребит его нервы и режет сердце, пока грядущее не стало очевидным. Услышав слова, непонятные ему на половине их звучания, дракон ринулся наперерез стрелкам с болтами. Шкура лазурного приняла на себя существенную часть болтов, которые застряли в лапе и боку, торча как надоедливые веточки. Маркутан взревел, почувствовав как его собственная воля сдаёт под наплывом гнева. Пощада, за просто так? Теперь двуногим нужно было придумать что-то получше чем просто "А мы за тебя", если они хотели милости. Дракон не собирался отдавать ничего... Вырвав свободной лапой сноп стрел что попала в него, Лазурный гневно посмотрел на врагов с оружием. Разбег, удар и... подобно пушинкам с одуванчика, разлетаясь из ровного строя они отправились учиться летать. Дракон поймал первого попавшегося и крепко сжал, так что послышался хруст костей, но судя по чертыханиям, двуногий ещё был жив и это не предвещало ничего хорошего. "Брат мой, имя тебе дали Мефистофель" - коротко подумал Маркутан и закрыл глаза, предвкушая то что он сейчас сделает. Ему было до жути приятно осознавать сколь страха он создаст в разумах врагов. Начав втягивать ноздрями воздух, он начал выпивать мелкую сошку до капли. Течение жизни и души уходило к дракону, душа же в свою очередь - тлела в невыносимой агонии, будучи разобранной как мозаика. Маркутан закончил свой кошмарный ритуал и за счёт него исцелил часть своих ран, а то что было не критично... Пусть останется, пусть будет назидание для сына. Ему будет нужно помнить о собранности - позже.
Выплюнув остатки того, что можно было назвать эктоплазмой, Лазурный вернулся к бою и обратился к тому, чей отколосок он услышал в подземельях, когда приказывал люду в крепости - встать на его сторону. Не ведая того, дракон обратился к Фулгриму:
"Верните мне её, мне нужна только она!" - подобно громовому рокоту разнеслось эхо Маркутана. Конечно никто не понял, кроме самых слышащих.
Кусок духа, почти бесплотный призрак корчился на земле в поисках потерянного тела, но было поздновато, он истлевал в ветре, рассыпаясь пылью. Дракон наступил на умершее и закончил его мучение, но хуже того было то, что мучение не как жизни, а как смерти. Он никогда не вернется в мир для того чтобы существовать. Бросив гневный взгляд на двуногих, дракон расправил крылья в жесте устрашения и начал наступать в направлении входа в подземелье. Если люди не помогут ему добраться туда, то он не оставит тут и камня на камне, разобрав крепость по камушку, пока не останется воронка на месте катакомб.

Отредактировано Маркутан (2012-09-10 05:11:27)

0

29

-Вае веоната оно вергаги, ека тает отерум, - девушка, шипя от боли, зажала рукой плечо. Пользуясь тем, что Фулгрим отвлек мага, она попыталась визуализировать мышцы и представить как те срастаются в единое целое.
-Vaize Hail’- неприятная щекотка прошлась по плечу и отдала в грудную клетку, сразу все тело  стало ватным – силы покинули девушку. Для нее даже такое заклинание было слишком сложным, конечно, откуда простому человеку взять сил на магию?
«Конечно, ты справишься, а я тебе помогу»
Пока воин наступал физически, белобрысая нашептывала простые заклинания обманки особо не причиняющие вреда, но довольно противно жужжащие в голове и отвлекающие сознание мага. Одно из заклинаний мага срикошетило, и молния скользнула над головой девицы ослепляя ее на какое-то мгновение. Когда зрение вернулось,  все было кончено.
Едва колени мужчины коснулись каменистого пола, как девушка не думая подбежала к нему и придерживая настойчиво потребовала сесть на землю.
- Герой чертов! А если бы ты погиб?!, - две хрупкие ладошки прижались  к груди воина и слабый поток энергии устремился через них в грудную клетку и далее по всему телу.
Чувствуя как быстро ослабевает, девушка осела на пол прикрывая глаза и  слабо дыша.  Заклинания, щиты, передача энергии  и все за один раз. Для нее это было губительно.
- Они ищут самку, я бы смогла их остановить, но нужно подняться на башню, отсюда мне не хватит ….
Лавина мыслей дракона резко  обрушилась на сознание и застонав девушка уткнулась лбов в каменную кладку.  Это было не выносимо – более могучее существо разрывало каждую частичку тела причиняя невыносимые мучения.
Захрипев пленница обхватила руками живот.
-«Ты же слышишь, скажи, что его сами нет здесь….Хелгринд! Туда…увезли…»

Маркутан

Пока вывожу Шада. По умолчанию он в отключке где-то среди обломков палаток.

0

30

Крик мыслей девушки в его, Фулгрима, голове заставил того сначала поморщиться, а через миг улыбнуться. Как же быстро эта, в общем-то, смертница забыла о приличиях и в общем-то холодном отношении к не просто ублюдку - а таки сверхублюдку, плюс убийце её брата - Эррасу Фулгриму. Когда же та попыталась плюс к тому вылечить его, он мягко, но уверенно отстранил её руки. Нужно было лишь отдохнуть, отдышаться.
- Сейчас, я встану и мы пойдём искать башн... - Тут уже начавшего подниматься с каменного пола Фулгрима догнала волна сметающих всё на пути мыслей дракона. Неловко сев обратно, лорд успел лишь нащупать нечто округлое, лежащее близ трупа мага, перед тем, как пришлось отвечать. Особенно потому, чт оон видел, как на глазах бледнела его, в общем-то, спасительница, истязаемая этим громом в голове. И, крепче сжав в руке элдунари, Фулгрим подумал. Не, не так, Подумал. Или даже ПОДУМАЛ. Подумал то, что сейчас слепо звучало в его голове - мысли девушки, с ним рядом сидящей.
- Хелгринд! Иди туда и оставь нас в покое, дракон! - Сначала он не понял, почему всё стихло. А потом до него дошло, что его мыслеголос всё-таки достиг дракона. И не в последнюю очередь из за элдунари в руке. В общем, подводя итог, этот крик души слышали все и вся в пределах пары-тройки сотни метров. Вспомнив пару формальных уроков магии, проводимых с каждым лордом Империи, Эррас, понимая, что дракон опять может заговорить и убить тем самым его помощницу, быстро передал ей пурпурное элдунари, при этом вполне таки успешно поднявшись на ноги и, с трудом вытащив из пола вонзившийся в щель меж камнями меч, приготовился к худшему - возможной скорой встрече с драконом. Очень злым дрконом. Лучше было бы этой встрече не бывать...

0


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Другая территория » Перевалочный пункт. Крепости и замки