Эрагон. Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Другая территория » Граница пустыни Хадарак


Граница пустыни Хадарак

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://s1.uploads.ru/i/yu5qJ.png

Граница между пустыней и территорией Сурды.

0

2

<= Фейнстер

Недовольное ворчание белого дракона раскатами разносилось над каменистой поверхностью пустыни, стоило ли говорить какого труда ему стоило долететь и адекватно приземлится, не доломав себе то, что не сломал Криптос. Кристалакс нервно кряхтя, наконец, устроился на земле, предварительно утоптав себе лежанку, камни дракон благоразумно не стал убирать, песок, попавший в рану, мог бы стать не самым лучшим дополнением.
- Нам придется задержаться на пару дней, извини -  День, два и крылья заживут, а остальное не так уж важно. Правильнее будет не показывать своей слабости и не трепать лишний раз Хисант нервы. Они полетят, так как он и хотел изначально, просто на пару дней задержаться здесь и двинуться к сторону севера, к предполагаемым эльфийским лесам. Собственно, если там не окажется  вожделенной земли плодородия и эльфов, то наверняка будут свободные территории, которые они оставят для создания своей стаи, для начала.
Перелет от места остановки стаи досюда занял несколько часов и собственно сейчас был уже полдень и жаркое летнее солнце нещадно выжигало все вокруг, для дракона родившегося и выросшего в горах это было высшей мукой терпеть на себе палящие солнечные лучи. Раскрывая мембрану и отгораживаясь ей от солнечных лучей белый недовольно заворчал, им стоило найти место ближе к воде и тени, но что сделано, то сделано.
- Тебе не следовало так огрызаться на Криптоса.

0

3

Повсюду был песок.
Горячие пески пустыни Хадарак ощутимо пекли даже на такой высоте. Хисант куда больше были свойственны прохладные тени лесных деревьев, лабиринты высоких стволов и наличие повсюду жизни. Пустыня же являлась одним большим, пылающим, бескрайним, сыпучим и безжизненным океаном. Здесь было жарко и не было ветра. Казалось, что горел даже воздух, настолько он был сухой. Эта земля явно давно, очень давно не знала дождя.
Хисант мягко приземлилась рядом с достаточно грузно севшим Кристалаксом. Она видела, что полет дался ему тяжело, а потому не имела права заставлять его лететь дальше. И хотя ей сейчас отчаянно хотелось как можно быстрее добраться до родных лесов, она не возразила решению Кристалакса. Здесь так здесь.
- Не извиняйся, я понимаю.
Дракониха видела, что и белого терзает солнце, что он даже попытался закрыться от него крылом. Сейчас был самый пик жары, солнечный круг был в зените. Они неправильно выбрали место для посадки, следовало приземлиться ближе к каким-нибудь горам или крупным дюнам. Это дало бы блаженную тень. Однако состояние Кристалакс делал вид, что все хорошо, Хисант не могла определить, насколько ему действительно плохо. А значит, она не могла понять, сможет ли он дойти до какого-нибудь менее жаркого места.
- Может ты хочешь куда-нибудь в тень? Мы можем поискать более прохладное место, - спросила изумрудная.
И хотя она создавала иллюзию участия, на самом деле в основном ею сейчас правил эгоизм. Песок был слишком горячий, он жег лапы, заставляя поднимать то одну конечность, то другую. Она действительно сочувствовала кобальтовому, но считала, что в основном он сам виноват в своих травмах, а за свои ошибки надо отвечать.
- А тебе не следовало так бездумно бросаться в драку. Мои слова он переживет, я в этом не сомневаюсь, - возразила Хисант.

+1

4

- Ты видишь здесь тень?, – Откровенно говоря, белый дракон рассчитывал долететь до озера Тюдостен, что располагается юго-западнее, но топографический кретизим прогрессирует и у драконов, да до такой степени, что они и в одной сосне умудряются заблудиться, распсиховаться и спалить полцарства попутно съев принцессу. Но видя, что и изумрудная не испытывает должного комфорта на раскаленном песке, белый дракон поднялся, и подойдя к ней, не сильно подтолкнул носом в плечо. Разница в размерах заставила его нагнуться для маневра, но все же стоило заметить, что Хисант заметно выросла с момента появления в стае, бывшей стае. Возвращения в своем будущем дракон не планировал, возвращаться было не куда, теперь он снова один – Хисант не выдержит даже при большом желании вздорного, эгоистичного дракона мнящего о себе бог весть что.
Белому следовало вести себя сдержаннее, а иначе бы самка могла и отвергнуть его даже в качестве спутника, не говоря уже о роли вожака и, возможно, самца.
- По-твоему, мне следовало просто стоять в стороне и смотреть, как он тебя душит?, -  совершенно зря вспылил белый. – Ты могла пострадать, -  Да дело даже было не в этом. Как Криптосу могло взбрести в голову поднять лапу на кого-то из своей стаи, тем более на самку, тем более на ту, что во много раз слабее него. Ярость выплеснулась в ударе лапой по песку, который в свою очередь на мгновение взметнулся вверх, перекрыв солнце и осев после на шкуре белого. Несколько частичек попали в нос. Дракон, чихнув, потерся носом о лапу, прогоняя неприятный зуд. В горах было лучше. В горах не было песка и солнце, только белые перины снега, искрящиеся на солнце и горы, и гномы. Последние встречались редко и были забавны и любопытны. Как люди они или боялись или благоговейно трепетали, но и те и другие уносили с собой внутрь гор рассказ об огромном белом ящере появившемся в здешних местах. Гномы были интересны – как муравьи в муравейнике они прятались в горах ища в камне, их прародителе, защиту.
- Если ты не хочешь лететь на север, только скажи, - лишь слово, и он не полетит, слово и они отправятся туда, где  будет уютнее драконихе.
Никогда еще Кристалакс не ощущал себя настолько зависимым от существа. Он боялся, что Хисант может пораниться, что она может обидится и уйти – потеря была бы не переносимой.

+2

5

Тени действительно не было. Это огорчало. Пока, конечно, ничего критичного в пекле не было, но потом, когда захочется пить и начнет мерещиться всякая муть на фоне жары, станет уже не до шуток. И было очень неразумно запускать ситуацию до этой стадии. Ведь всегда намного проще не допустить проблемы, чем потом с нею разбираться.
- Нет. Не следовало. Но зачем было потом пытаться порвать его в клочья? Ведь я уже была вне его когтей, мне он сделать уже ничего не мог, - продолжала настаивать Хисант. – Я, конечно, благодарна тебе, но все могло быть куда лучше, если бы ты не получил столько ран.
Изумрудная совершенно не понимала, зачем впадать в такие крайности. Все эти драки самцов, реки крови, пробитая чешуя и покалеченные конечности – к чему такие жертвы ради доказательства чего-либо? Она же вылезла из-под Криптоса, надобности в дальнейших атаках не было. Но нет, они почему-то продолжили кататься по скале, стараясь убить друг друга.
Кристалакс ударил лапой по песку, взметнулась туча пыли. Хисант отошла чуть в сторону от неприятного облака.
- Хотя мы оба виноваты. Мне следовало молчать, а тебе держать себя в лапах, - признала в итоге дракониха.
Что-что, а ошибки свои признавать она научилась уже давно.
Упоминание севера разом затмило весь негатив их положения. Хисант даже удивилась поначалу, что как она может не хотеть лететь к эльфийским землям, к самому желанному куску земли в этой варварской стране? Но после вспомнила, что стая никогда толком и не знала ничего о ее прошлом, даже откуда она явилась к ним никто почти не знал. Что тут говорить, изумрудная хорошо скрытничала, но теперь, когда их осталось только двое, настала пора становиться более открытой.
- Почему же не хочу? Я там родилась, прожила большую часть жизни, как я могу не хотеть туда вернуться?
Хисант вспомнила о высоких деревьях, ветре и тени леса, таких до боли знакомых запахах сосен и смолы, обилии дичи и абсолютном покое без всяких людей-варваров, способных запутать не только самих себя, но и драконов. Таких ненавистных людей, которые теперь везде, кроме тех заповедных лесов.
- Но не сейчас. Сейчас мы должны разве что найти источник воды и там переждать пару дней.

0

6

- Простые царапины, - дракон лениво зевнул. В сущности Хисант права, он не подумал когда сцепился с вожаком и поплатился за это, но с другой стороны он жив и, следовательно, все не так уж плохо. Так думал сам дракон.
- Согласен, мы бы не теряли несколько дней из-за царапин, будь я умнее, но что случилось, то случилось. Все меняется слишком быстро. Он рассчитывал, что побег будет тихим и незаметным. Они попросту бы слиняли со скалы в отсутствие Криптоса и улетели. Не было бы драки, красивых громких слов из уст Меркуранта и ощущения предательства остальной стаи.
- Прости, я не знал, - выросший в холодных землях южных гор, он никогда не бывал нигде дальше южных земель. Сурда, пустыня, острова – все это лишь малая часть страны, которая требовала исследования и изучения. О том, что лежит за этими сухими выжженными землями, смешанными с тропическими степями, можно было лишь догадываться. Воображение рисовало дракону высокие сосны и густой подлесок, погрязший в тумане и тени верхушек деревьев. Вечный полумрак. Причудливые животные и драгоценная прохлада, порою, бывали даже мысли о том, что там должен быть снег, ведь это же северный снег.
Белый поднял морду наверх принюхиваясь к поднявшемуся ветру, это ничего не дало, но могло дать будь у дракона нюх получше.
-  Есть идеи куда лететь? -  Ранее, во время полета, он обратил внимания на небольшое пятно зелени на горизонте, но не предал значения, и теперь это было его худшей ошибкой за последние дни. Следовало сразу же направиться туда.
- Южнее есть небольшой островок зелени.

Отредактировано Кристалакс (2012-03-26 08:09:57)

0

7

Вдалеке действительно был небольшой островок зелени, до него было около получаса лета. Возможно, драконам следовало бы поскорее добраться до него, полуденное солнце уже не на шутку печет.

0

8

-Не извиняйся, никто не знал. Это слишком личное, чтобы рассказывать даже в стае.
Да и как бы она объяснила то, что провела кучу времени в полном одичании, равнодушная ко всему, происходящему вне леса. Даже драконы бы не поняли такой реакции на смерть брата. Ну погиб и погиб, скажи спасибо, что сама живая осталась. А ты в лес, в пещеру, стремясь убить разум в себе. Глупо, нелогично, да и просто странно для крылатого ящера. Хисант бы согласилась – да, глупо. Но ведь она не только потеряла, но и приобрела, причем приобрела немало. Теперь, наконец, пришло время проверить полученные знания и сделанные выводы на практике.
День набирал обороты. Жар усиливался, солнце так жестоко продолжало свое восхождение на небесный пьедестал. Воздух на песком стал заметно дрожать – видно, это был еще не предел возможностей его нагрева. Стоять лапами на земле становилось по-настоящему больно.
- Полетели туда. Страшно даже подумать, что будет тут дальше. Слишком жарко даже сейчас, - согласилась изумрудная.
Странно, было как-то даже непривычно ощущать на себе чью-то заботу. Тем более заботу Кристалакса. Сколько помнила Хисант, он всегда был буен, немного груб и эгоистичен. Сам себе хозяин и сам себе закон. Всегда делал вид, как будто ему никто не нужен. И тут на тебе – и за жизнь изумрудной беспокоится, и по поводу направления советуется, да и эта и вовсе подозрительная самокритика. Хотя и это можно объяснить – ответственность, как-никак, теперь полностью на нем. И даже Кристалаксу наверняка не хочется по собственной неосторожности терять надежду на создание собственной стаи.
Изумрудная не стала дожидаться кобальтового и взлетела, не вытерпев жара песка. Поднявшись чуть выше, она увидела тот самый еле видимый зеленый участок посреди обожженной земли. Наверняка там даже найдется оазис и достаточно большая тень. Тогда никакие издевательства солнца драконам будут не страшны.
Хисант посмотрела на Кристалакса и весело заявила:
- Ты как хочешь, но у меня нет желания жариться на этом песке. Поэтому мы долетим до туда без остановок.
Это было достаточно важное замечание, так как лететь под палящим солнцем и при отсутствии всякого ветра было в разы тяжелее. Да и еще жар земли, бьющий в брюхо, не придавал оптимизма.

+1

9

Смешно даже подумать, те, кто должен любить пламя, спасается бегством от полуденного зноя. Белый дерзко мотнув головой, усмехнулся, а он и не сомневался в том, что Хисант согласится, как-никак и у нее есть предел.
- Как скажешь, -без остановок, так без остановок, сейчас он готов был и до самых лесов долететь одним рывком. Необычайная бодрость и прилив сил разлились по телу вытесняя боль и недомогание. Дракон, рывком поднявшись на лапы, расправил крылья, тонкая мембрана просвечивалась на солнце, напоминая лист дерева, только другого цвета: те же прожилки, та же гладкая, податливая структура которую так легко порвать.
- Кто последний, тот полетит на охоту – белый стремительно нагнал самку и, проскользнув у нее под животом и игриво щелкнув зубами в паре сантиметров от ее лапы, вырвался вперед, но все же не особо разгоняясь и давая изумрудной шанс не только нагнать, но и обогнать его.
- Ну что же ты так медленно? -  Не следовало ему сейчас так напрягать мышцы и еще даже не затянувшиеся раны, но разве тот, кто никогда никого не слушал и в принципе жил для самого себя эгоистично отгоняя любого, кто хотя бы пытался понять сложный мир дракона и найти под маской хамства хоть что-то светлое, будет слушать самого себя и свое тело? Кристалакс давно научился забывать о ранах, если была другая, более заманчивая цель. Сейчас ей была Хисант. Говоря откровенно она была не сейчас, она была уже давно. Еще в тот день, когда изумрудная присоединилась к стае, для него самка стала недостижимой, загадочной целью, головоломкой которую хотелось разгадывать вновь и вновь, каждый раз открывая многогранную личность Хисант с другой стороны. Она всегда была разная, каждый день он видел перед собой другую Хисант, другую дракониху похожую на вчерашнюю лишь отчасти.
Отсутствие ветра и жар снизу и сверху доставлял не много удовольствия, но это было несравнимо с желанием поскорее долететь до зеленого островка, ведь это и заставило кобальтового затеять эту с виду обычную забаву, когда чем-то отвлечен, путь проходит быстрее.

0

10

Кристалакс, будто белая тень, промчался под Хисант. Изумрудная даже удивилась такой прыти, оттого замедлилась. Раны должны были приносить боль, да и общая слабость определенно не должна позволять так носиться. Но белого, похоже, состояние своего тела ничуть не смущало, даже наоборот, подстегивало лететь вперед, дальше и дальше.
«Ну нельзя же быть таким безответственным» - подумала Хисант.
Но не было негодования в ее мыслях. Скорее восхищение. Ей даже нравилось, как безрассудно мчался вперед кобальтовый, подгоняемый неведомыми мотивами. Становилось понятно, что он будет лучшим вожаком, чем захиревший в своей гордости Криптос. И с Кристалаксом точно было не страшно – то, как он совершенно безрассудно кинулся на Криптоса на скале, вызывало безграничное доверие у изумрудной. Вот уж точно, за таким можно и на край света.
Дракониха прибавила скорости, нагоняя белого. Размах крыльев самца был намного больше, его победа была очевидна. Но это не означало, что Хисант так просто сдастся. Хотя Кристалакс явно поддавался, да он даже и не скрывал этого.
«Ну и пусть поддается» - пронеслась шальная мысль в голове у изумудной.
Она резко сложила крылья и на бреющем полете пронеслась на драконом, легонько щелкнув его когтем по морде.
- Ты тоже не отставай, - весело произнесла Хисант.
Изумрудная взмахнула крыльями и ушла в отрыв от белого. Она не задумывалась о том, каких возможно зверских усилий требует от себя Кристалакс. Он сам захотел гонки, так почему бы не устроить вполне дружеские соревнования в скорости. Но придерживаться этой точки зрения ей удавалось совсем недолго. Она явно не была эгоисткой, тревога за здоровье кобальтового взяла верх уже спустя несколько минут. Хисант притормозила и поравнялась с самцом.
- Может не надо нам так носиться? Твоим ранам это на пользу не пойдет.
К черту эти гонки, дракониха даже пристыдила себя за эгоизм и безрассудство. Ну как можно было согласиться на эту идею. А если Кристалакс упадет, прямо в небе? Или потеряет слишком много крови, если раны откроются? Да  ему же просто больно.
«Неужели ты забыла, что такое боль?».
Ей было стыдно. И она впервые за долгое время о ком-то всерьез волновалась.
Хисант опустилась к Кристалаксу и полетела рядом с ним, насколько позволяли крылья.
- Давай ты выздоровеешь, а потом будем летать наперегонки, сколько пожелаешь, - ласково произнесла она.

+2

11

Тишина. Покой. Ничто и никто ее не нарушал. Лишь стук копыт отдавался в твоих ушах, да изредка при резком шаге коня, переходил в какую-то мимолетную дрожь, которая пробирала до костей. Но вскоре прекратились такие муки. Ты не сразу поняла, что сменился ландшафт. Стук перестал отдавать в уши и в спину, в нос стал задувать какой-то непонятный воздух, чем-то напоминающий песок. Очередной порыв ветра и ты закашлялась, резко заставляя коня сбавить темп. Тот уже широко раскрывал ноздри, из-за песка, попадавшего внутрь. Ты похлопала того по спине и повернула свою голову в сторону  к полукровке. Маркус сам не шибко ожидал такого поворота событий и чихал каждый раз, как пыль попадала в нос. Ты поспешила накинуть на голову капюшон.
Каждый шаг преследовал тебя мыслью о том, что может быть дальше и не повернуть ли назад, ведь запасов у тебя совсем мало и прокормить коня с псом, да в том числе и себя, вряд ли ты сможешь, разве что только на первый день пути.
-Вот и куда меня занесло.. Все время куда-то бреду, не зная дороги. Потерялась? Может-быть и так.. -  ты вздохнула и уставилась в небо, но тут же тебе природа преподала урок, который, впрочем, ты запомнила. Песок попал в глаза, от чего ты отпустила поводья и начала чистить глаза от пыли
-Проклятье! – ты проклинала буквально все, в том числе и себя. Сам факт, что все это было произнесено, а не в мыслях. Хотя, тут радовало одно – не было лишних глаз и ушей. Вскоре ты вычистила глаза и проморгалась.
-Ну вот, наконец-то.. – ты фыркнула и убрала руки от лица, взяв вновь поводья.  Быстро осмотрелась и поняла, что все и всё на месте и волноваться не надо.
Легкая усмешка пробежала на твоем лице, и ты залилась в какой-то истерический смех. Странно, что ты подумала о нём сейчас..
-Эх, до чего ты меня доведешь.. черный… – Смех не прекращался. Ты не знала, что с этим сделать. Твоему взору представился черный волк, который тебя мучает, мучает этой дрогой. И пустыня – тоже его образ. На твоем лице начала появляться какая-то безумная улыбка, не сулившая ничего хорошего. Маркус обеспокоенно поглядывал на тебя. При каждом случае он тычился носом в коленку, как бы обнадёживая и разгоняя плохие мысли. Но, не смотря на все проблемы, вы продолжали идти дальше..
-Убиться проще, чем с этим жить.. Но нет, я ему просто так не сдамся

+1

12

Белый белой молнией рванул вперед не без труда нагоняя Хисант, раньше ему далось бы куда легче нагнать самочку, но с такими ранами, пусть и сейчас он на них не обращал ни малейшего внимания, все же лететь становилось труднее. Однако белый вскоре с усилиями нагнал Хисант  и, рассмеявшись,  подлетел к ней сбоку и игриво куснул за кончик хвоста, после чего уходя на снижение, они почти долетели до нужного места,  тем самым  спасаясь от  реакции драконихи. Игра игрой, а куснуть даже в шутку можно больно.
- Не переживай за меня, сущие царапины, - почувствовать ласковый, усмиряющий тон самки не было трудно, но слишком бурная кров текла по драконьим венам. Разве мог Кристалакс позволить самке лететь на охоту? По крайней мере это было бы не правильно и хамски, тот кто старше и сильнее должен заботится о более слабом.
А тем временем они были почти у цели. Полет доставлял зудящим ранам небольшое, но облегчение. Кристалакс старался не показывать, когда в очередной раз лапу сводило судорогой или не хватало воздуха. Не хватало только еще стать обузой для изумрудной.
Он подпускал дракониху ближе и опять отдалялся, но, все же стараясь держаться в зоне досягаемости. И вот почти у самой земли он резко широко распахнул крылья, позволяя ветру ударить в порванные мембраны и отнести тушу белого дракона на несколько десятков метров вверх тем самым делая из Хисант победительницу.
- И как ни крути, а за ужином придется лететь мне. – Хохот дракона был похож на грохот камней в горах.  Неуклюже приземлившись на суховатой траве,  белый  похромал к небольшой лужице воды которая и была единственным источником жизни в этой пустыне и  в какой-то момент забывая о галантности опустил в  на удивление прохладную воду морду.  После быстрого полета глоток воды пьянил и расслаблял. Это был как глоток воздуха после душной парной. С минуту, две белый не устанно глотал живительную влагу, но после все же медленно приподнял морду и виновато глянул на Хисант.
- Прости, я веду себя как свинья.

0

13

Совсем близко уже маячил зеленый островок. Хисант еще старательнее заработала крыльями. Ей хотелось как можно быстрее долететь до зелени, наконец напиться воды, пусть даже она будет и горячая. Такие простые, будничные желания – а какой стимул ускориться.
В кончик хвоста что-то ощутимо кольнуло, а после снизу пронесся Кристалакс, снижаясь. Изумрудная тоже устремилась вниз, не обращая никакого внимания на то, что белый увлекся, и в этот раз укусил больно. В конце концов, не умрет же она от мелкой царапинки, а наступить на хвост Кристалаксу в отместку всегда можно успеть и на земле.
Хисант понимала, что проиграла. Но оно, наверное, и к лучшему, хотя она с трудом представляла, как приволочет дичь нужного размера для кобальтового. Это придется залетать дальше, а там может и лось какой попадется…
И тут Кристалакс резко затормозил. Хисант летела прямо за ним, и не ожидала такой резкой остановки. Снижать скорость она не успевала, поэтому пришлось облететь белого и оказаться победительницей. Опустившись у воды, дракониха устало сложила крылья.
Хисант промолчала на комментарий белого, хотя весьма скептически относилась к идее отправлять раненого дракона на охоту. А если вдруг что случится – где его потом искать? Или мало ли не сможет сориентироваться  в этих песках и не найдет этот оазис опять. Да есть еще с полсотни причин, почему было неразумно отправлять на охоту именно Кристалакса.
Она также молча смотрела на то, как Кристалакс жадно глотал воду, не вмешиваясь в этот акт неуважения и эгоизма. Это даже слегка ее забавляло, хотя те совершенно не драконьи принципы, больше присущие придворным в каком-нибудь дворце, заставляли ее возмущаться.
«Ну и пусть будет эгоистом. Ему все равно вода нужнее», - пришла к выводу Хисант, хотя она и стала ловить себя на том, что мысленно подгоняет самца.
И когда он наконец оторвался от лужицы, она так же нагло встала рядом с ним и легонько оттолкнула боком в сторону, мол, моя очередь.
- Вот и исправишь свое поведение удачной охотой, - хитро глядя на дракона, заявила Хисант.
А после и сама склонилась над такой желанной водой…

+1

14

- Что мадам хочет на обед? – дракон лениво растянулся в тени куцего дерева. То, что можно поймать в пустыне ему представлялось довольно смутно, да и пока они летели сюда ни одного крупного животного внизу не промелькнуло. В таком случае оставалось только одно – за день успеть долететь до южных гор, поймать вепря и успеть, пока мясо не дало духу, донести его до самки.
Хотя все не так уж и плохо, если он правильно помнил они сейчас находились на южной границы пустыни, и лету до гор здесь было менее часа полета, а с попутным ветром еще быстрее.
Болезненно  подвернув под себя лапы и растянувшись на добрые десятки метров, белый опустил голову на  песок и утомленно прикрыл глаза, что тут говорить, раны нанесенные вожаком не были столь серьезными, но значительно ослабляли весь организм, да и потеря крови существенно подействовала на общее состояние. Ему бы отлежаться хотя бы пару дней и можно потихоньку лететь на вожделенный север, но зачем врать самому себе, в идеале на полное зарастание всех ран и восстановление сломанного ребра уйдет несколько полных лун.
- Пожалуй, мне не стоило так резко реагировать, хватило бы с него и пары укусов, - но нет, плоть жаждала крови и получила ее в полной мере, однако, если зашло так далеко можно было бы и сильнее потрепать Криптоса который к слову младше и мельче белого. Тихо шипя, дракон выставил вперед переднюю лапу и занялся чисткой царапин от засевших в них песка и щебня вбившегося под шкуру, когда аметистовый потащил их обоих вниз по склону.  Предусмотрительно, белый старался не ложиться на поврежденный бок и  для удобства даже перевалился на здоровую часть ребер, со стороны становясь похожим на ленивого, разъевшегося кота вылизывающего себе лапу, не хватало пофигистического выражения на морде и шерсти.
- Как думаешь, что теперь будет со стаей? -  для себя Крист переживал лишь за Лейруору и Нию, остальные как-нибудь еще устроятся, а вот эти две самки казались дракону самыми слабыми звеньями в стае. Он лениво прищурился на секунду отвлекаясь от своего занятия.

0

15

- Что первое попадется, - отрешенно сказала Хисант.
Где-то далеко в пустыне поднялся ветер, а вместе с ним и тучи песка и пыли. Отсюда, с этого блаженного островка зелени и тени, казалось, что нет большего невезенья, чем попасть вот в такую бурю. Но не смотря на весь ужас, что могла принести подобное неспокойствие, дракониха даже как-то залюбовалась причудливыми завихрениями песка, тем, как он танцевал в воздухе по велению ветра. Даже так далеко Хисант видела это причудливое зрелище на горизонте бескрайних песков.
Наверное именно здесь, в пустыне, любое разумное существо может понять, в каком комфорте оно находилось до этого. Каким бы несчастным не был человек, по воле случая оказавшийся на границе пустыни Хадарак, каким бы отчаявшимся не был дракон или каким избитым зверь – Хадарак показывало всем, насколько хорошо они жили до этого. Ведь тут начинается борьба с природой за собственную жизнь. Здесь не спрячешься ни от палящего солнца, ни от раскаленного песка, ни найдешь ни воды, ни еды, а тень будет лишь сниться в те короткие часы отдыха. А потом пустыня начнет издеваться над путником миражами: она будет долго водить его по кругу, вселяя ложные надежды, доводя его до безумия и добиваясь того, что даже самый трезвомыслящий человек уподобится зверю. Да, это море песков действительно коварно, и если тут, на границе, бояться еще нечего, то горе тому, кто забредет глубже.
От этих мысленных рассуждений Хисант отвлекло сопение и кряхтение Кристалакса. Тот пытался вычистить раны от пыли и щебня, хотя с точки зрения изумрудной только еще более тревожил раны. А после и вовсе завалился на бок, всем своим видом демонстрируя то, какой он израненный и измученный.  Дракониха отвернулась от песка и тоже подошла поближе к деревьям.
- Со стаей все будет хорошо. Что с ними может случиться, если большинство из них – семья Криптоса? Теперь у него нет смутьяна под боком, а значит, он со спокойной совестью сможет обеспечить им достойное существование, - как-то совсем равнодушно ответила Хисант.
Все это случится, если Криптос возьмет себя в лапы. А если он не успокоится и не начнет думать, прежде чем что-то делать, то стая распадется, а половина и вовсе может погибнуть. Вот чего аметистовому всегда не хватало, так это сосредоточенности и способности к здравомыслию.

+1

16

- Значит я смутьян? – губы белого исказились в причудливом подобии усмешки.  Ангелом он никогда не был, но и не считал себя таким уж смутьяном, постоянно нервирующим вожака, так, назойливой мухой в любой момент готовой превратиться в разъяренного льва, не более. Такой высокой самооценке можно было лишь сочувствовать.
Кристалакс неожиданно легко поднялся на лапы и в мгновение ока оказываясь рядом с Хисант шутливо ткнулся носов ей в плечо.
- Даже не ожидал, что именно ты сочтешь меня баламутом – тихо рассмеявшись, он миролюбиво  присел на лапах сам того не осознавая выражая почтение и показывая Хисант, что признает ее не только равной, но и более выше стоящей по силе и уму.
Стоило ли дракону быть более нежным и ласковым в отношении с драконихой? Возможно. В бывшей стае только они были без пары, птенцы и Эдоксиль не шли в расчет. Лейруору – Меркурант, Криптос – Азура и только они двое одиночки. Никто не отрицает, что в стае между собой ходили мнения на этот счет, да и Меркурант обладал в особых случаях более длинным языком, чем следовало бы. Вполне вероятно, что сейчас у них могло бы что-то получиться, но захочет ли сама Хисант создать свою стаю таким путем? Принуждать ее никто не будет, да и с другой стороны рано думать о птенцах, Кристалакс с изумрудной  не так давно знакомы, а уж и о своей стае говорить, спустя пару часов после побега, было бы нелепо.
- Не так давно я летал на охоту и встретил человека, - ничего особенного в этом не было, дикие часто во время охоты встречались с двуногими обезьянками, - Эдоксиль нам рассказывал, что в стране есть еще несколько одомашненных драконов, которых люди используют как вьючных  животных, я не верил, ну ты понимаешь – никогда же никто из нас не видел их и все это звучало как сказки. Ящер  нерешительно опустил голову ниже и сел обвив хвостом лапы, чувствовалось, что  что-то его гложет и не дает покоя.
-  Короче человек сказал мне, что есть еще Торн и Муртаг… понимаешь, нас осталось не так мало, мы держимся друг за друга выживая, а тут как гром среди ясного неба объявляется еще один из нас, но он домашний! Хис, вдумайся, домашняя собачка на побегушках.
Белый дракон недовольно дернул мордой отгоняя невидимую мошкару, если бы это была самка можно было бы понять, но самец дал себя укротить, невразумительно.

0

17

Сколько помнила Хисант, Кристалакс всегда шел против Криптоса. Вспомнить тот же Эроуз – даже тогда утром перед вылетом они уже начинали свои обычные перепалки. Такая мелочь уже никого не удивляла, возможно, Кристалакс и сам не замечал, как идет против вожака в таких нюансах. Но из таких деталей и складывается репутация. Собственно, результат был очевиден всей стае.
Некоторое время они посидели молча. Хисант думала о том, как хорошо будет вернуться в родные леса, под тени до боли знакомых деревьев. И никаких гор, никакого песка, никаких человеческих городов, что почему-то так милы были Криптосу. В отличие от гор, в эльфийском лесу полно дичи, они точно не будут голодать. Там даже напрягаться не надо, выслеживая ее – взлети над верхушками, и глаза начнут разбегаться от обилия претендентов на обед. И воды в лесах более чем достаточно. Да и ночевать на засыпанной толстым слоем еловых иголок земле куда мягче и приятнее, чем на холодном камне. В глазах Хисант эльфийские владения являлись раем для жизни, но ответить для себя, зачем она тогда улетела оттуда, дракониха не могла.
Наконец молчание было прервано Кристалксом. Он как-то тяжело начал говорить о том, что встретил на охоте человека, а потом про еще одного Всадника и его дракона. Хисант поняла, что для белого факт прирученного дракона является чем-то диким и неправильным.
- Его не спрашивали, хочет он служить человеку, или нет, - успокаивающе ответила изумрудная. – За таких, как он, как правило, решают родители. Но я не понимаю ту мать, что согласится отдать своего птенца на… такое.
По своей воле лишить своего птенца свободы, права выбора, подвергнуть такой опасности. На ум сразу пришли жестокие Всадники прошлого и их драконы, которые куда больше диких были похожи на зверей. На безмозглых зверей, за которых все решают люди. Которые готовы были убивать своих же, таких же детей неба.
- Хотя судя по тому, что я видела когда-то очень давно, мне становиться страшно, когда я представляю, к  чему может привести такой союз, - ее действительно пугало то, что может взбрести на ум человеку и в чем он может убедить своего дракона.

+1

18

-  А ее спрашивают? Домашние давно потеряли рассудок, их разум затуманен сладкими речами  эльфов -  белый отвращено поморщился, что бы было бы с ним если бы мать тогда отдала тускло белое, с серебристыми прожилками яйцо эльфам? Смог бы белый спокойно позволять человеку с самого детства садиться ему на шею, помыкать им и указывать, что делать и как быть? Расти всю жизнь, сидя на поводке и разделяя мысли с жалким существом как человек, которое без дракона и яйца выеденного не стоит. В голове у ящера пронесся целый вихрь ассоциаций и эмоций в частности, большая часть из них передавала отвращение к тем изображениям, что навязывало сознание – белый дракон с потухшим взглядом, выпавшими чешуями и в ошейнике, несущий на спине толстого, омерзительного человека в расшитом камзоле который и за разумное существо дракона не воспринимает.
- Но ведь стая осталась и в ней подрастают птенцы, не все потеряно, -  заметив грустные нотки и почувствовав себя виноватым за них ящер ободряюще напомнил подруге о  тех временах, когда сначала Лейруору, а после и Азура обзавелись потомством, ту радость, что царила в стае, когда из крошечного с виду яйца проклюнулся Шадаэль и как годами спустя, та же радость обуяла их вновь – малышка Ниа появилась назад более тридцати лет назад, а казалось, что это было только вчера, так и проходит время, не замечаешь как растут дети и как ты стареешь. И ведь спустя столько лет по словам опять же Эдоксиля родились птенцы без всадников, старик часто говорил, что они последние дикие драконы, но и их сознание, сознание все стаи, извращено. Зачастую он говорил, что настоящие дикие не использовали примитивного языка и лишь немногие ради интереса изучали языку того или иного народа, как например он, Эдоксиль, изучил язык людей, потому, что ему было интересно. Однако старик никогда не упоминал с чем связано такая деградация, сколько бы у него это не выпытывали, он упорно молчал. Сам Кристалакс склонялся к тому, что это влияние магии с годами распространилось в небольшом количестве на всех драконов. Но о людях.
По собственной инициативе он бы ни за что не согласился летать под человеком, уж лучше смерть, чем такая жизнь. Растянувшись рядом с изумрудной, Кристалакс  совсем по-детски приподнялся на передних лапах и игриво подтолкнул Хисант носом в сгиб между головой и шеей, теоретически у людей там располагался кадык, но у драконов такой бесполезной с виду штуковины не наблюдалось.

0

19

Это была достаточно тяжелая тема для разговора. Само понятие того, что некогда драконы и двуногие расы объединились, а крылатые ящеры еще и позволили седлать себя, не укладывалось в голове. Хисант была реалисткой, а потому допускала некий союз между расами эльфов и драконов, она даже была готова поверить в то, что драконы согласились заключить мир. Но даже для нее было за гранью воображения представить то, что свободолюбивые дети неба и огня могли уподобиться вьючным животным. Это было низко и позорно, пусть даже такого и требовали обстоятельства. Дракониха знала, что бывают разные ситуации, и далеко не всегда все складывается хорошо. Но оправдания – удел слабых. Сильные бы не стали идти в услужение жалким двуногим, которые даже не могут защитить себя от дикого мира.
- Никто не мешает и им свернуть с правильного пути. Мало ли что может случиться, мир бывает слишком непредсказуем, чтобы говорить о чем-то заранее. Мы даже не знаем то, что будет с нами завтра, - задумчиво проговорила Хисант.
Она бы очень хотела разделять оптимизм Кристалакса. И ей действительно хотелось верить, что ни Ниа, ни Шадаэль, ни даже она сама никогда не оступятся и не совершат страшную, непоправимую ошибку. Хисант не могла сказать, что сумеет обойти хитрые уловки Всадников и эльфов, если придет такой час. И уж тем более она не была уверена, что это сможет сделать более молодое и безрассудное поколение. Порою соблазны бывают слишком сильны, а перспективы слишком заманчивы. И тогда здравый рассудок уже не может достучаться до нас сквозь пелену навеянного обмана.
Кристалакс игриво ткнулся ей в шею. Этот незначительный жест подбодрил изумрудную, она отвлеклась от мрачных рассуждений. Дракониха отвела мордой голову кобальтового и сама улеглась рядышком. Здесь, в тени, песок на фоне общего пекла приятно холодил брюхо.

0

20

- Ну, лично я в своем завтрашнем дне абсолютно уверен, впрочем, как и в еще ближайших двух-трех,- лениво  перевернувшись на спину и тем самым подставляя брюхо прохладе идущей от тени.
- Даже ты знаешь, что преподнесет тебе завтрашний день, не думаю, что в пустыне может что-нибудь произойти сверхважное и меняющие наши планы. Мы же хотели на север, помнишь? -  ему уже было стыдно за то, что он поднял эту болезненную для них обоих тему. Стоило промолчать, по крайней мере, не говорить в ближайшие месяцы, но дурная голова языку покоя не дает… Птенцы это не их будущее, а будущее всей стаи, всей их расы из которой по ходу дела только они и остались ее дикими представителями. Ниа и Шадаэль единственная опора и надежда на будущее, конечно, только если самки не принесут приплода, но было бы глупо на это рассчитывать после стольких лет и всего двух детенышей. В идеале юные драконы должны были образовать пару и принести уже третье поколение стае (первым были все взрослые, второй они сами) хотя бы как-то поддержав численность вида. Разумно ли было на это рассчитывать или нет решать было не белому, в конце концов, они не были его детьми и решать за них должны были или родители, или они сами за себя.
Хисант головой отвела его морду лишь тем самым еще больше подогрев любопытство к себе. Изумрудная была не обычным драконом, со своей загадкой.
- Могла бы меня и пожалеть, я весь избитый и израненный… о как мне плохо, - театрально закатив глаза белый дракон поджал передние лапы и плюхнулся головой на песок старательно изображая душевные и телесные терзания и всем видом демонстрируя, что во всем мире нет несчастнее дракона и, что он, такой герой, пострадал о лап злодея героически спасая  даму своего сердца из цитадели зла.
- Если я не выживу, то передай  стае, что я  погиб сражаясь с каким-нибудь морским чудовищем или спасая тебя из лап эльфов, не хочу, что бы меня запомнили как смутьяна выдравшего всего пару чешуей из Криптоса. Нет, я вижу свет… - страдальчески  застонав, белый дернул задней лапой и замер с закрытыми глазами. Правда один глаз упорно не закрывался до конца и следил за реакцией Хисант, ну а так в целом  дракон очень реалистично умер.

+1

21

В Кристалаксе явно погибал великий притворщик. Люди бы назвали его актером, но Хисант таких слов не знала. Но это не мешало ей с не прикрытым сарказмом смотреть, как кобальтовый строит из себя великого мученика. Он даже подергал своей задней конечностью, имитируя предсмертные конвульсии. Надо сказать, что если бы не излишний драматизм, то какая-нибудь сентиментальная глупышка и повелась бы на эту провокацию. Но Хисант такой не была, а потому не менее театрально ответила на выпад белого.
- Ах ты бедный, весь побитый и израненный. Как же я могла не пожалеть тебя, - трагически произнесла дракониха и легонько лизнула Кристалакса в район щеки, всем видом выказывая раскаяние.
Но дольше нескольких секунд эта наигранность не продлилась. Изумрудная резко подскочила на лапы, к ней вновь вернулся весь ее сарказм и язвительность. Она несильно толкнула белую тушу в плечо и громко, но шутливо заявила:
- А кто же будет кормить меня в этой забытой всеми пустыне? Ах я бедная, повелась на соблазнительные россказни красивого героя, а он надумал умирать.
Хисант села спиной к дракону, лишь голову повернув в пол оборота в сторону своего спутника.
- Каков наглец, а? – хитро прищурившись и праведно негодуя, заявила она.
Она не собиралась так просто становиться персональной самкой, готовой пресмыкаться перед заведомо более сильным самцом. Пусть кобальтовому было и больно, но это надо перетерпеть. К тому же, в который раз самой себе сказала изумрудная, он сам виноват. Нет, Кристалаксу еще предстояло встретиться с отнюдь не таким покладистым характером, как ему должно быть представляется.

0

22

- Ты меня не жалеешь – дракон страдальчески простонал еще несколько секунд, но не получив ожидаемого внимания, тепла, заботы и ласки перевернулся на бок  задумчиво взглянул на изумрудную снизу в верх. Ну, хотя бы лизнула, хоть какое-то внимание. Белый дракон вслед за мордой Хисант вытянул было шею для дополнительной порции ласки, но, так и не удостоившись ее, досадливо заворчал
Тебе вредно много есть. Растолстеешь и будешь летать как бочка с крылышками, - ящер, поймав дракониху за плечи потянул на себя стараясь ее уложить хотя бы на бок, может быть со стороны это выглядело грубо, но сам Кристалакс старался делать все аккуратно и с излишней нежностью – поранить Хисант было бы не простительно с его стороны.
- Да, я наглый, но и ты тоже хороша – так завести самого вожака и еще и остаться живой и невредимой, лиса, - ласково заурчав и передавая сразу несколько образов: утреннее небо в горах, предгрозовой запах воздуха – запах озона забивающий ноздри до боли и наполняющий тело энергией и цветение полей весной с высоты птичьего полета. Проще говоря, передаваемые эмоции слепливались в один единый комок и передавали те чувства. Что сейчас испытывал белый дракон. Ему не хотелось отпускать от себя изумрудную не на шаг, что бы она была постоянно рядом, что бы она была только его.
- Признай, Хисант, тебе же нравится моя наглость, - усмехнувшись, ящер привлек лапами самку ближе и нагло усмехнувшись, вопросительно вскинул брови. Ну, что же ты предпримешь хитрая как лиса и обворожительная как наипрекраснейший цветок.
- Если ты так желаешь, я могу сделать до гор и поймать вепря.

0

23

Ну ей богу, сейчас Кристалакс был не похож на брутального белого дракона, который с легкостью мог порвать любого, кто пытается им руководить. Нет, сейчас он был похож на ее, Хисант, ручную собачку. Дракониха понимала, какие мысли сейчас бродят в голове у кобальтового, и с чего бы вдруг он такой послушный, но не могла найти в себе такой же безграничной преданности и готовности сделать все ради Кристалакса. По сути, ею правило любопытство. Ну и инстинкты, разумеется. Не больше.
Когда белый начал пытаться повалить ее на бок, какой-то тонкий внутренний голос протестующе запищал. Хисант и сама понимала, что дракон слишком торопится, ведь раньше их общение не заходило дальше нескольких вежливых фраз. А здесь намерения Кристалакса можно было читать как открытую книгу.
Поэтому только теперь дракониха испугалась.
Ей слишком нравилось быть независимой и самостоятельной, чтобы вот так вот просто позволить какому-то белому гиганту пытаться сделать ее личным трофеем. Если уж и быть призом, то за реальные заслуги, а по принципу не подошел и подобрал.
Ей уже один раз удалось вырваться из цепкой хватки самца – тогда, на скале. Она успешно вылезла из-под Криптоса. А Кристалакс, видимо, очень боялся навредить изумрудной, а потому держал хоть и крепко, но очень бережно. Хисант как-то извернулась и выскользнула из лап белого.
Надо сказать, что прекращать эту игру она не собиралась. Просто изумрудная решила увеличить дистанцию, сбавить темп. Она села за спиной у кобальтового и стала демонстративно вылизывать лапу.
- А если мне очень страшно оставаться одной посреди пустыни? Знаешь, вдруг расценки на чешую дракона у людей слишком соблазнительны, чтобы пройти мимо одинокой и беззащитной Хисант? – очень трагично произнесла дракониха.
Это тоже было чистейшим фарсом. Шансы встретить человека здесь были ничтожно малы. Но изумрудная думала о том, что как бы Кристалакс не хвалился, но открытые раны никто не отменял, а потому он запросто может рухнуть на половине пути. И что тогда они будут делать? Нет, к чертям вепря.

0

24

- Тогда людям крупно не повезло, если они решили, что  имеют право поднять меч на такого сильного дракона как ты, - белый ящер лениво зажмурился и лег обратно на землю. Совершенно не заботясь о безопасности и доверчиво открывая уязвимое место – брюхо, где чешуи были более мягкими  и не так плотно прилегали к телу.
- Я же не так надолго отлучусь, но если ты не хочешь, заставлять не буду. Слетай-ка мне сама за пищей, - наглость второе счастье, а для Кристалакса и первое и нулевое, хотя по отношению к Хисант такое поведение было и не оправдано, но вековой характер трудно изменить за один день.
- Знаешь, я в состоянии лететь дальше, если ты не против, - боль утихла, но утверждать наверняка было бы глупо, с момента получения ран прошло меньше суток, даже для дракона это мизерный срок, однако белый рассчитывал, что выдержит полет через пустыню, что там. Всего два-три дня на попутном ветре и четыре против оного, ерунда.
Было бы гораздо не правильнее заставлять изумрудную дракониху из-за его вспыльчивого характера задерживаться под палящим солнцем заставлять голодать, довольствуясь лишь водой.

0

25

Хисант возмущенно фыркнула. И все же порой Кристалакс был ну совсем уж невыносим.
- Я совсем не сильный дракон, потому что не сила важна, а ум. Сила без здравого смысла бесполезна, - в который раз проехалась Хисант по кобальтовому.
Может и бесполезно упрекать белого в схватке с Криптосом, но Хисант не была бы Хисант, если бы не добилась хоть какого-то проявления понимания своей ошибки. Пусть Кристалакс сейчас и не доволен своим состоянием, нов  нем говорит не совесть, а гордыня. Вот он такой великий и могучий вынужден лежать и заживать, по-прежнему делая из себя угрозу для всего мира. Впрочем, вся эта спесь должна была совсем скоро сбиться, ведь красоваться стало не перед кем – изумрудную рельефность мышц под чешуей никогда не восхищала, да и клыки и когти нужны не для доказательства своего величия, а для добывания пищи для себя и своей стаи.
Хисант медленно подошла к водоему. Ей опять захотелось пить. В драконихе уже потихоньку начала подыматься ненависть к пустыням.
«Бессмысленная гора песка под палящим солнцем».
Оторвавшись от лужицы, она взглянула на кобальтового. Тот опять завалился на спину, да еще и вновь стал показывать свою отработанную веками наглость.
-Знаешь, Кристалакс, - изумрудная обошла лужицу с другой стороны и нагнулась над ней, - все же ты зануда.
И она передними лапами обрызгала морду своего спутника, залив нос и глаза. Не страшно, но весьма неприятно. Кому ж понравится откашливаться от воды, попавшей в воздухоносные пути? Сама же Хисант села и самодовольно посмотрела на результаты своей деятельности.
- Раз ты так рвешься в путь, то полетели. Но если ты рухнешь по дороге, то после этого летать будешь только после моего разрешения, когда я буду уверена, что ты  здоров и действительно полон сил.

0

26

И в очередной раз по кобальтовой шкуре прошлись наждаком, причем совершенно неоправданно. Да, он вспыльчивый эгоист не умеющий оценивать свои силы не не думающий о последствиях, но зачем напоминать об этом так часто?
- Я не зануда, просто ты слишком легкомысленно ко всему относишься.
С детства не любивший воду, привыкший лишь к снегу и сосулькам как более адекватному состоянию этого вещества, Кристалакс дернул вверх мордой зажмуриваясь и пытаясь увернуться, но тщетно. Хисант не промахнулась и приличное количество воды не только попало по дракону, но и залилось в ноздри и открытую пасть, обжигая на входе дыхательные пути.
Закашлявшись, и с минуту пытаясь избавиться от удушливой жидкости, белый ящер яростно тряс головой, подпрыгивая на передних лапах и попутно прилегая к земле, что бы  вытереться о песок ушами, вода попала и туда.
- Считаю до трех.
Белый  потирая нос о лапу, косо взглянул в сторону изумрудной, так невинно умостившейся поодаль.
- Три.
Что бы оказаться рядом с Хисант было достаточно одного длинного прыжка. Кристалакс нежно ухватив дракониху за загривок, пригнул голову к песку.
- Попалась, - самодовольно хмыкнул он. Маленькая сладкая месть.
- Хорошо, дорогая, я буду летать исключитель от от гнезда до кормушки, а вокруг меня будет гарем из самок ублажающих любую мою прихоть, - издевательски заключил Кристалакс выпуская из пасти шею, - может быть нам еще для уборки мусора использовать Криптоса? Ему пойдет роль няньки.

0

27

- И мне это говорит дракон, который просто ради удовольствия цапался с вожаком стаи? Да на твоем фоне я сама серьезность, - парировала дракониха.
Хотя, возможно, она действительно слегка легкомысленна. По отношении к своей жизни – так точно. Порой ее как будто заменял кто-то другой, и она делала заведомо опасные и совсем уж странные поступки. Совсем на нее не похоже. Ведь обычно она долго выжидала, обдумывала все возможные варианты событий, и лишь потом бросалась что-то делать. И что самое интересное, такие вот странные поступки стали совершаться все чаще и чаще. Например, какого черта она полетела в пустыню вместе с наглым, нахальным белым самцом? Непонятно. Конечно, Криптос бы злился и за ее слова, да и вообще бы смешал ее с грязью в глазах стаи. Но по большому счету, разве это что-то меняет? Всеобщее презрение и недоверие – не самое страшное, что может случиться.
Вот Кристалаксу не понравилась ее выходка с водой. Она и сама не знала, зачем это сделала. Поиздеваться? Может быть. Наверное, ей была непривычна эта излишняя забота. В стае особо никто не заморачивался, жарко тебе или холодно, голодна ты или нет, устала или полна сил. А тут и растеряться недолго. Да и вообще как-то странно, когда чье-то внимание полностью отдано тебе. Может таким как Криптос это и по душе, Но Хисант быстро уставала. Ей уже начинало хотеться побыть наедине с самой собой, без всяких голосов извне.
Но также она понимала, что от этого надо было отвыкать. Если у них будет стая, никто ей не позволит сбегать от других драконов куда подальше хотя бы на пять минут. Надо просто начинать отвыкать.
И тут на нее набросился Кристалакс. Хисант сначала даже испугалась, но не ощутив боли, успокоилась.
- Знаешь, тогда не удивляйся, если и я заведу себе гарем из самцов. А почему бы и нет? Один будет летать за едой, второй – сидеть с детьми, потому что Криптоса я не подпущу к ним, с третьим я буду вести умные разговоры, а последний будет ночным сторожем. Будет охранять меня от всяких сомнительных личностей, - и дракониха красноречиво посмотрела на белого. - Ладно, раз ты бодр и полон сил, то полетели.
Хисант раскрыла крылья и, разбежавшись, взлетела. Как же приятно было вырваться из зноя пустыни. Хоть на этой высоте тоже было жарко, но после земли это казалось прохладой.

0

28

Боги были в этот день милосерды и ветер дул попутно в сторону лесов.

0

29

- Конечно, ты сама серьезность, куда мне самодуру до тебя, - ухмыляясь, дракон все же решил не спорить. Она же права. Хисант всегда отличалась здравомыслием и серьезностью, теми качествами, которых так не доставало белому.  Однако, здесь сыграл фактор того, что с самкой спорить – себе дороже, пусть будет так как она считает, и себе сохранишь нервы и ее побережешь.
Выпуская из хватки Хисант белый отстранился, но из виду не упускал кончик хвоста. То и дело поигрывая мышцами Кристалакс невзначай старался его ударить лапой и придержать на пару секунд, получалось скверно.
- И в роли какого мужа ты меня видишь? – хохотнув  он, было, хотел разлечься опять на песке, но изумрудная чертовка, расправив крылья, взвилась в воздух, дразнящее покачивая крыльями и вызывая бурю эмоций: от легкого негодования, до желания поймать и  не отпускать ее ни на шаг, прижав к земле и не позволяя двигаться, ощущать свою силу и власть над ней.
Взмахнув крыльями, в воздух тяжело поднялся и самец. Тяжело вздыхая и фыркая он все же нагнал Хисант, хоть и весьма запыхался при этом, раны хоть и унялись, но слабость в мышцах, напротив, усилилась, но разве стоило показывать   это самке которую он фактически совратил сладострастными обещаниями и увел из стаи?
Над землей воздух был прохладней и попутный ветер как нельзя кстати облегчал полет, но солнечные лучи не прогревая воздух опаляли шкуру и дракон недовольно передергивая в полете плечами не скрывал раздражения.

0

30

Пока Кристалакс ее догонял, Хисант на мгновение показалось, что она летит одна. Удивительно, но ей очень понравилась эта мысль. Можно делать, что пожелаешь, и никакой Криптос не влезет со своим неконтролируемым гневом и нападками. Даже коров можно красть – никто не осудит. Но спустя некоторое время сзади послышалось тяжелое сопение, и Хисант обернулась. Да, Кристалакс был явно не в форме. Но все равно летел, хоть и раздраженно пыхтел и отдувался. Дракониха решила промолчать по этому поводу, сделав вид, что ничего не заметила. На вопрос кобальтового она тоже не ответила, задав свой.
- Ты знаешь, что делать дальше? Или решил сначала убежать от стаи, а потом разбираться? Жить в лесу – это, конечно, здорово, но я очень сомневаюсь, что ты так долго протянешь. Максимум – несколько месяцев, и тебя потянет на очередные приключения. Я понимаю, что сидеть на месте очень скучно, и полностью разделяю эту точку зрения. Но в то же время хочу сказать, что если что-нибудь случится, я не смогу вернуться в стаю, а прозябать  одиночестве не хочу. Так что ты неверно задал вопрос. Каким мужем видишь себя ты?
Наверное, такой вопрос был достаточно тяжелым. Даже сейчас в стране полно полусумасшедших магов-экспериментаторов, готовых на все, да и просто охотников за редкостями. Убить дракона сложно, но не невозможно. При определенной подготовке, конечно. Ну а если пробить крылья, не дав ящеру улететь, то это уже, можно сказать, почти добитая добыча. Да и кто мешает просто попасть в нежелательный поток шквалистого ветра, который разобьет тебе о скалы? Или напороться на злого-злого Криптоса? Хисант хотела знать, что и ей делать дальше. Если Кристалакс не настроен серьезно, а этот побег был временным помрачнением рассудка, то стоит задуматься. Неплохо было бы наконец поверить белому, но сомнения не отпускали дракониху. Уж больно неустойчивым казалось их нынешнее положение. А изумрудная хотела сделать его как можно более безопасным, хотя бы для собственного блага.
Ветер дул в сторону леса. Конечно, впереди еще пустыня, но если пролететь ее с минимумом остановок, то и деревья покажутся уже скоро.

0


Вы здесь » Эрагон. Наследие » Другая территория » Граница пустыни Хадарак